Ближнекавказский тупик

Штаб мотострелкового полка абхазской армии располагается в полуразрушенной школе села Цебельда на полпути от Сухуми до Кодорского ущелья – откуда грузинская армия, по мнению абхазских военных, может начать наступление. «Мы готовы к любому развитию событий…» – только начинает беседу подполковник Гурам Инук-оглы, и в кабинет без стука входит человек лет сорока – камуфляж, резиновые сапоги, недельная щетина, круги под глазами. «Туда 20 километров прошел, сюда. Вроде как нет никого. Да и Кодори разлилась – хорошая преграда им», – рассказывает усталый разведчик и уходит отдыхать. «Нас не как в России 260 миллионов, – льстит российской демографии подполковник. – У нас каждый – защитник, пока у него бьется сердце». Закурив сигарету, добавляет: «Впрочем, если что и будет, то это война Америки и России, а все мы в ней будем статистами».
Обстановка в Абхазии всегда считалась более серьезной, но на этот раз кризис случился в Южной Осетии: 8 июля над территорией мятежной провинции пролетели российские самолеты. Истребители над Грузией замечали и раньше, но сейчас МИД России впервые признал факт нарушения границы российскими ВВС. Была опасность, что Грузия начнет военную операцию, прямо объяснило министерство. Тбилиси тут же отозвал посла из Москвы, начался громкий международный скандал. Все источники Newsweek подтверждают: усилия последних двух месяцев ушли в песок и переговорный процесс между Москвой и Тбилиси пора начинать сначала.

Войны не будет, уверяют наблюдатели, но грузинский конфликт на глазах переходит в разряд неразрешимых мировых проблем – вроде перманентного ближневосточного кризиса. Существенная разница, впрочем, в том, что из Москвы так же, как, видимо, из Вашингтона, ситуация в Грузии видится исключительно в контексте противостояния двух держав – России и США. «Национальные интересы Грузии принесены в жертву [американской политике]», – формулирует утвердившуюся в России точку зрения Александр Крылов из Института мировой экономики и международных отношений. Именно грузинский вопрос в итоге может стать ключевым для Москвы и Вашингтона и тем самым едва ли не определяющим ситуацию в мире в целом.

НА ГРАНИ

Пролет над Осетией, с которого между Москвой и Тбилиси были прерваны все дипломатические контакты, Дмитрий Медведев санкционировал сам, лично, посоветовавшись перед этим с Владимиром Путиным, уверены информированные источники Newsweek в Москве. Вероятнее всего ситуация развивалась так. Медведеву на стол легла справка о развитии событий в Южной Осетии. Из нее, видимо, действительно следовало, что Грузия готовится нападать. Вдруг покинувшиештаб миротворческой группировки в Цхинвалигрузинские военные не появлялись уже почти неделю и к тому же вывезли свои семьи. По словам командира миротворцев Марата Кулахметова, накануне грузинская сторона впервые отключила миротворцам связь. Источник в МИДе выразился еще более определенно: «Силы грузинской стороны вокруг Цхинвали были приведены в боеготовность и составлены в однозначно атакующей конфигурации: полевая артиллерия, мотострелковые подразделения, легкие танки и БТР – мощная группировка».
Так или иначе, по данным Newsweek, Медведев, который 8 июля был в Японии на саммите G8, позвонил Путину, и тот рекомендовал следовать предложениям Генштаба, а Генштаб уже выступил за акцию устрашения. Логика была в том, что иначе и в самом деле начнется война. В западных столицах, конечно, не ожидали ни этого демарша (видимо, об операции предупредили только руководство Южной Осетии), ни того, что через день Москва открыто признает факт нарушения границы. И 10 июля госсекретарь США Кондолиза Райс, будучи с визитом в Тбилиси, также открыто подтвердила, что Белый дом зовет Грузию в НАТО и что российских миротворцев в Грузии надо заменить голубыми касками ООН. Едва ли Москву можно было разозлить сильнее.

Рассматривался и другой вариант действий в отношении Грузии, излагает тот же источник: не устраивать акцию устрашения в небе над Осетией, а там же, в Японии, предоставить Вашингтону разведданные, свидетельствующие о подготовке нападения на Осетию, чтобы оттуда надавили на Тбилиси. Но в итоге события развивались по жесткому сценарию, и премьера Медведева на «восьмерке», которую он явно рассчитывал провести в конструктивном духе, вышла смазанной – из-за Грузии. Подготовка к двусторонней встрече Медведева и Саакашвили в конце лета, о которой лидеры предварительно договорились на саммите СНГ в Питере 6 июня, остановлена.
После всех этих событий усилия немецкой переговорной миссии, в конце прошлой недели побывавшей и в Тбилиси, и в Сухуми, и в Москве с новым планом урегулирования, выглядели уже чистым ритуалом. Выйдя со встречи с главой немецкого МИДа Франком Штайнмайером, абхазский лидер Сергей Багапш так и сказал: предложенный Германией план отвергнут. Абхазия стоит на своем, говорил Багапш: во-первых, соглашение о неприменении силы; во-вторых, вывод грузинских войск из верхней части Кодорского ущелья. Грузия уже не раз отказывалась и от того, и от другого.
Теперь Грузия наверняка получит статус ассоциированного члена НАТО в декабре, и это понимают в Кремле, уверяет информированный источник. А это значит, что проблема грузинского урегулирования встанет еще острее, и на этом фоне любые попытки договориться Москва и Сухуми будут, разумеется, принимать в штыки. В Тбилиси, правда, считают иначе. «Сами по себе Абхазия и Южная Осетия России малоинтересны, – поясняет Newsweek спикер грузинского парламента Давид Бакрадзе, – они только рычаг давления. Когда мы войдем [в НАТО], у России исчезнет цель давления на нас, затем она потеряет интерес к Абхазии и Южной Осетии. Без России мы сможем мирно договориться – ведь дестабилизирующий игрок уйдет со сцены».

ДОРОЖНАЯ КАРТА ЗАХВАТА

«В последние недели движения вроде бы как и нет», – говорят собеседники Newsweek на 201-м КПП российских миротворцев в Абхазии. «Пока всё спокойно, но мы не расслабляемся. Вот видите мост – он бетонный, и по нему спокойно пройдут танки со стороны Грузии. Конечно, надеемся, что всё это фантастика», – говорит российский офицер с КПП. Движения нет скорее всего потому, что с 1 июля закрыта граница между Грузией и Абхазией.
Какую цель, кроме очевидной – не пустить Грузию в НАТО, – Москва преследует в Закавказье, наблюдатели не объясняют. Но смогут ли мирно договориться Грузия и Абхазия, даже если Россия вдруг устранится – большой вопрос. До сих пор Сухуми торпедировал все предложения Тбилиси, а Тбилиси отвергал все требования Сухуми. Бывший министр Грузии по урегулированию конфликтов в Абхазии и Осетии Георгий Хаиндрава в разговоре с Newsweek признался, что, по его мнению, даже в теории с Абхазией возможно только нестандартное решение – например, признание ее независимости с возвращением туда всех беженцев грузин (а их втрое больше, чем абхазов).

К тому моменту Тбилиси последовательно действовал на двух направлениях, предлагая Абхазии автономию, пост вице-президента, многочисленные привилегии, а одновременно увеличивая военный бюджет и накапливая вооружение и технику. Ведь время идет, поясняет близкий к Кремлю источник, и Саакашвили торопится: ему нужен результат. В Грузии был учрежден Фонд будущих поколений, чтобы отчислять в него часть бюджетного профицита, а затем использовать для экономической реабилитации Абхазии и Южной Осетии.

БОРЬБА ФОРМУЛИРОВОК

В конце июня – уже после обнадеживающей встречи Медведева с Саакашвили в Петербурге – в Москву приехал первый замминистра иностранных дел Грузии Григол Вашадзе с новыми предложениями: свободная экономическая зона в Галльском районе Абхазии, возвращение туда грузинских беженцев, паритетное управление, совместное формирование силовых структур, помощь Москве с организацией Олимпиады и пр. Российский МИД, рассказывает Вашадзе, ответил ему всё тем же: подписать обязательство неприменения силы и вывести войска из Верхнего Кодори.
Зато через неделю, 30 июня, ведомая Германией «группа друзей генсека» предложила свой новый план, и накануне саммита G8 Москва даже частично с ним согласилась – в том пункте, где речь шла опять-таки о неприменении силы. Но весь дьявол – в формулировках. «Россия нам навязывает формулировку, будто обязательство берут на себя два государства – Грузия и Абхазия, а это неприемлемо», – объясняет спикер Давид Бакрадзе. Снова встретиться по грузинской проблеме «друзья» – США, Британия, Германия, Франция и Россия – договорились через две недели.
А 3 июля в Тбилиси в рамках подготовки встречи президентов России и Грузии прилетел замглавы МИДа Григорий Карасин. В тот же день началась передислокация грузинских военных под Цхинвали, и там же произошел минометный обстрел. Еще один «подарок» к визиту российского дипломата – покушение на главу прогрузинской временной администрации Южной Осетии Дмитрия Санакоева. Он не пострадал, но, как предполагает информированный собеседник Newsweek, в случае гибели Санакоева у Тбилиси появился бы хороший повод немедленно начать военную операцию. Карасин был вне себя, говорит близкий к МИДу источник Newsweek.
Разумеется, никакой встречи «друзей» с тех пор не было. Отозвав посла из Москвы, Грузия прекратила дипломатические отношения с Россией. «Мы предварительно договорились с Аласанией, что если Грузия [выводит] войска из Кодорского ущелья, то Абхазия при посредничестве России и Генерального секретаря ООН подпишет договор “О невозобновлении военных действий”», – сказал Newsweek глава абхазского МИДа Сергей Шамба. Значит, воз и ныне там. Вместо дальнейших переговоров Москва с одной стороны (у перевалов, соединяющих Южную Осетию с Россией), а Грузия и США – с другой проводят полномасштабные боевые учения, фактически заняв позиции вдоль невидимой пока линии фронта.
Материал подготовлен при участии Михаила Фишмана, Константина Гаазе

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: