Бережливая пуща

В Белоруссии объявили мобилизацию – деньги граждан и мелкого бизнеса призваны спасти бюджет

Учительница химии из Минска Надежда Павловна после работы едва успевает приготовить ужин—ей тут же нужно идти «в гости», причем без приглашения. Руководство школы поставило задачу: преподаватели должны посетить задолжавшие коммунальщикам семьи своих учеников и уговорить их расплатиться. «Сегодня пойду в последнюю семью,—рассказывает она Newsweek.—Придется в очередной раз промямлить, что меня заставляют идти, что я не совсем дура набитая». По ее словам, каждый такой поход дается тяжелее предыдущего. Но выхода нет: белорусские чиновники считают, что пополнение казны—дело каждого.

По оценкам Национального банка, в этом году для обеспечения финансовой стабильности Белоруссии необходимо привлечь займы и инвестиции на $10 млрд. При этом на помощь Москвы белорусам рассчитывать сложно. После очередной газовой войны и обмена ультиматумами президент Александр Лукашенко все же согласился вступить в полноценный союз с Россией и Казахстаном, и с прошлого вторника три государства живут по одному Таможенному кодексу. Но это не сильно помогает: Россия, например, так и не согласилась полностью отменить пошлины на поставляемую в Белоруссию нефть, из-за чего бюджет страны теряет $3,5–4 млрд в год.

Минску приходится самому решать экономические проблемы. Одна из них—дефицит бюджета. За январь-май он составил 2,4% ВВП, что не так уж много для кризисных времен. Но с января по май задолженность по налогам выросла в 1,7 раза. Белорусская административная машина, похоже, нацелена решать проблемы во что бы то ни стало. В борьбе за бюджет сейчас участвуют чиновники всех уровней, от министров до председателей райисполкомов. Они знают тысячу способов относительно честного отъема денег у населения и не гнушаются мелочовки.

Чтобы убедиться в том, что Белоруссии остро не хватает денег, достаточно вечером оказаться в центре Минска. С полуночи и до пяти утра даже на центральных проспектах горят лишь две трети фонарей. Нет света и во многих столичных дворах. Автомобилисты теперь буквально сражаются за места на платных стоянках. В таком режиме освещение улиц будет работать до 31 августа. Еще в феврале правительство обязало госсектор сэкономить в 2010 году 245 000 тонн условного топлива.

Экономией дело не ограничивается. Милиция, сотрудники МЧС, налоговые инспекторы, проверяющие Комитета госконтроля—все они сейчас получают от начальства планы по количеству штрафов, которые необходимо выписать за день. Пожарным доводят планы не только по штрафам, но и по «оказанию платных услуг населению». В деревнях местные сотрудники МЧС ходят по домам и умоляют пробурить скважину для колонки с водой или поставить пожарную сигнализацию.

Иногда доходит до абсурда: начальник участка «Бреставтодора», предприятия, которое занимается ремонтом и обслуживанием автодорог, говорит, что ему уже несколько раз приходилось выписывать штраф самому себе. «Захожу к соседу и прошу подписаться под протоколом о том, что он якобы выбросил мусор из окна автомобиля по пути домой,—рассказывает собеседник Newsweek.—Он ставит подпись, а я плачу штраф из своего кошелька—$10. Это выгоднее, чем лишиться всех надбавок, которые составляют $150–200, то есть половину зарплаты».

Типичная задача и для минского инспектора ГАИ—поймать как минимум десять нарушителей в день. Иначе накажут: первый раз сделают выговор, на третий—уволят. Столичные водители маршрутных такси рассказывают, что инспекторы озверели. «Подходит к пешеходному переходу бабушка, еще в трех метрах от “зебры”, я проезжаю—и тут же меня останавливает гаишник. Говорит: штраф за то, что не пропустил пешехода, $30. И ничего не докажешь: еще права отберет. И это повсеместно»,—жалуется водитель минской маршрутки Вадим Воропаев. Каждые четыре недели белорусская Госавтоинспекция устраивает так называемые месячники: то всем составом ищет тех, кто неправильно припарковался, то нарушителей скоростного режима, то тех, кто не прошел вовремя техосмотр или забыл уплатить ОСАГО.

Картина такая же, как в России. Но в Белоруссии дело не столько в коррупции, сколько в государственной политике. Работа в милиции здесь не предел мечтаний. В небольших белорусских городах управления внутренних дел столкнулись с острой нехваткой кадров: в отделениях, где еще год назад работало по пятнадцать человек, остаются два-три милиционера. «Остальные не выдерживают прессинга со стороны кабинетного начальника,—поясняет Александр, старший лейтенант из Минска.—У нас шутят: раньше нужно было занести кабана и сумку водки, чтобы устроиться в милицию, а теперь нужно занести сумку какому-нибудь отцу, чтобы тот сына в органы отдал».

Когда государство ищет деньги, хуже всего приходится предпринимателям. Их сейчас проверяют почти каждую неделю. Департамент финансовых расследований Комитета госконтроля, фискальные органы, пожарные—все они по закону должны приходить с проверками раз-два в год, но в последнее время этот лимит не учитывается. Внеплановые и массовые проверки вызвали даже акции протеста коммерсантов. Весной бастовали продавцы крупнейшего белорусского рынка «Ждановичи», а вскоре стачку устроили предприниматели с брестского рынка «Старый город». Рынок на день превратился в оппозиционный митинг. Городским властям даже пришлось оправдываться, что случившееся—инициатива отдельных инспекторов, а не всего областного налогового ведомства. Но легче коммерсантам не стало: проверки прекратились лишь на две-три недели, а потом начались снова. «Теперь, правда, действуют умнее: атакуют не всех и сразу, а лишь по пять-десять торговцев: тогда все остальные молчат по принципу “моя хата с краю”»,—добавляет работающий в «Ждановичах» Евгений.

Контролерам из Департамента финансовых расследований просто так—не по «календарю» и без письменного уведомления—нельзя нагрянуть с проверкой. Но они выходят из положения. В Минске не так давно разыгрался инцидент: в магазин одежды зашел вор, схватил майку и бросился наутек. Кто-то тут же вызвал милицию. Та явилась, опечатала торговую точку и поручила коллегам из госконтроля проверить наличие всех необходимых документов на товар. Оказалось, что часть товара была выставлена на продажу без разрешения санэпидемстанции, а это стало поводом для конфискации всего склада. Отобранную одежду выставили на продажу в комиссионный государственный магазин.

Предпринимателю повезло: инспектор «слил» ему информацию о том, где и когда его майки, рубашки и джинсы выставят на продажу. В нужное время бизнесмен прибыл к началу торговли и выкупил весь свой товар по дешевке. Помог белорусской казне. «Это же легче, чем снова везти его из-за границы и растамаживать»,—пожимает плечами коммерсант. В ближайшее время очередных провокаций со стороны контролеров он не ждет: «Они же тоже не дураки и понимают, что лучше “стричь” так, чтобы у меня оставалось желание работать».

Свой вклад в борьбу за белорусский рубль должны внести и журналисты. Правда, много с них не взять. Руководство государственных газет Белоруссии теперь обязывает сотрудников редакции выписывать свое издание, и мало того—подписать на него своих родственников. Бюджетные организации, которые традиционно и делали тираж подобным изданиям, сейчас сокращают расходы на подписку, и главные редактора ищут замену. Новые правила действуют сейчас почти во всех госизданиях, от «Советской Белоруссии» и «Республики» до областных («Гомельская правда») и тематических («Знамя юности») газет. В некоторых редакциях журналисты «скидываются» на интернет: госорганы, которым они принадлежат, считают это лишней тратой денег.

Впрочем, на интернет государство денег как раз не жалеет, только цели ставит другие. 1 июля вступил в силу указ президента Лукашенко о регулировании виртуального пространства. Всем владельцам сайтов, работающих в доменной зоне by, нужно будет пройти процедуру обязательной государственной регистрации, а размещать сайты на иностранных серверах будет запрещено. Владельцам интернет-кафе придется хранить паспортные данные всех клиентов. Но самое главное—возможно ограничение доступа ко всем иностранным сайтам, как это сделано в Китае. Источник Newsweek в компании «Белтелеком» рассказывает, что предназначенное для этих целей китайское оборудование на десятки миллионов долларов уже закуплено. Экономия экономией, а подготовку к президентским выборам никто не отменял.

В поисках рынка

Белоруссия могла бы решить свои проблемы за счет наращивания экспорта. Но о каком экспорте можно говорить, если 77% промпредприятий нерентабельны?

По российским меркам, в Белоруссии экономический бум. Официальный прогноз роста ВВП в этом году – 11–13%, даже Китай такого не ждет. Правда, Национальный банк Белоруссии в последнем обзоре основных тенденций в экономике отметил, что дела хоть и улучшаются, но далеко не так, как планировалось. ВВП, например, в первом квартале вырос на 6,1%. Чтобы прогноз подтвердился, экономике до конца года надо ускориться. А резервов для ускорения не видно.

Дефицит бюджета – не главная проблема Белоруссии. Есть гораздо более серьезная – отрицательное сальдо торгового баланса. Проще говоря, Белоруссия больше покупает, чем продает. Доллары уходят из страны, а пополнять запас валюты нечем. Сейчас резервы Нацбанка – $6 млрд, что хватит для оплаты импорта примерно в течение трех месяцев. Меньше, по стандартам Международного валютного фонда, иметь уже опасно.

Пополнить резервы можно за счет кредитов, но это заколдованный круг. За прошлый год государственный долг и так вырос с 27 до 45% ВВП. По-настоящему решить проблему можно за счет роста экспорта. Поэтому Александр Лукашенко то и дело требует от правительства совершить прорыв на внешние рынки. Например в 2,5 раза, до $5 млрд, увеличить за пятилетку экспорт сельхозпродукции. Или и того круче: всего за год поднять экспорт строительных услуг в 20 раз.

Директивы сверху – стандартный прием белорусской экономической политики. Внутри страны он работает. Например, прошлым летом Нацбанк взял и запретил банкам выдавать гражданам валютные кредиты. Банки меньше рискуют, и регулятору спокойнее. Но в случае с экспортом надо договориться с партнером, который тебе не подчиняется, и предложить ему конкурентоспособную продукцию. С этим проблема: по последним данным Белстата, 77% белорусских промышленных предприятий нерентабельны. Правда, главный партнер Белоруссии – Россия, а с ней отношения традиционно строятся на основе политической, а не экономической логики. Но пока Москва не спешит идти навстречу соседу. Наоборот, отменяя льготы при экспорте нефти и грозя повысить цены на газ, Россия усугубляет проблему белорусского торгового баланса. Российский импорт становится дороже.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: