Белые пятна кредитной истории

деньги

Размещение cвободных денег и привлечение розничной клиентуры едва ли не самые мучительные для отечественных банков проблемы. Прежний финансовый пылесос – рынок госбумаг после кризиса существенно снизил обороты, а на фоне финансовой непрозрачности большинства предприятий пресловутого “реального сектора” выгодных и надежных заемщиков найти крайне трудно. С другой стороны, $50 млрд – $70 млрд, находящихся на руках у населения, представляют весьма лакомый, но пока недоступный кусок. Причем банковский коллапс августа 98-го и опять же отсутствие надежных и высоколиквидных инвестиционных инструментов сделали практически невозможным использование такой приманки, как установление высоких процентов по частным вкладам.

В этом плане потребительское кредитование является едва ли не единственным выходом из положения. Ведь с его помощью можно решить и проблему размещения временно свободных ресурсов, и задачу привлечения частной клиентуры.

Не случайно многие банки, выдвинувшиеся на лидирующие позиции или состоявшиеся после кризиса, довольно активно занялись кредитованием частных лиц. А некоторые – вроде “Инвестиционной банковской корпорации” (ИБК) или “Русского стандарта” – даже рассматривают его как одно из стратегических направлений.

Понятно, что о сколько-нибудь крупных объемах потребительского кредитования говорить пока не приходится. На круг число банковских заемщиков – частных лиц исчисляется в лучшем случае несколькими десятками тысяч. Однако, по оценкам консалтинговой компании Baker & McKenzie, банковские кредиты в России могут быть востребованы в ближайшие годы двумя миллионами человек.

В данном случае предложение вопреки общепринятой формуле, очевидно, будет стимулировать спрос. Об этом свидетельствуют хотя бы результаты банка ИБК, который, занявшись ипотечным кредитованием меньше года назад, уже выдал кредитов на $600 тыс. И это при отсутствии широко развитой розничной сети, массе законодательных и технологических проблем, которые серьезно осложняют реализацию ипотечных программ в России.

Злоключения ипотеки

Вообще ипотека могла бы стать локомотивом потребительского кредитования, как это, собственно говоря, и происходит в других странах. Однако ситуация осложняется тем, что до сих пор нет механизма рефинансирования ипотечных кредитов. А ведь не всякий банк, даже обладающий ресурсами, способен отвлекать собственные средства; не всякий банк способен выдавать кредиты на 10 лет, как это предусмотрено классической ипотекой. Такое по силам разве что Сбербанку. Сокращение же сроков погашения кредита делает ипотеку менее доступной.

Созданное три года назад Агентство по ипотечному и жилищному кредитованию (АИЖК) никак не может получить лицензию ЦБ. А без нее АИЖК не имеет права выкупать у банков выданные ими кредиты. В агентстве, правда, рассматривают возможность введения такого инструмента, как закладная. И даже разработали пилотный проект с одним из московских банков. Но закладная – низколиквидная и плохо обращаемая бумага. Поэтому об эффективности данного варианта рефинансирования говорить не приходится.

Впрочем, хорошо еще, что АИЖК существует. Москве, например, вообще не удалось организовать собственное ипотечное агентство, которое было призвано стать ключевым звеном столичной ипотеки. Сказался целый ряд объективных и субъективных факторов. Начиная от прошлогоднего противостояния с Кремлем и непростого финансового положения города и заканчивая междоусобными войнами московского чиновничества.

У инициатора идеи Московского ипотечного агентства (МИА) – заместителя руководителя комплекса перспективного развития города Владимира Штернфельда были слишком влиятельные оппоненты в лице главы департамента внебюджетного планирования и строительства(ДВПС) Леонида Краснянского и руководства “Первой ипотечной компании”, имеющей неплохие связи с департаментом муниципального жилья (ДМЖ). Не случайно сейчас, когда о МИА пришлось забыть, кураторство над столичной ипотекой передано ДМЖ, выдвинувшему на первые роли принадлежащий “Первой ипотечной” ОПТбанк.

Не менее, если не более активно работает и опекаемый ДВПС Собинбанк. Благо ресурсная база позволяет “Собину” выдавать кредиты из собственных средств на достаточно длительный срок и под сравнительно небольшие проценты. (Неизвестно, правда, как долго это продлится. Ведь главный “денежный” клиент Собинбанка – нефтяная компания “ЛУКойл” недавно перевела свои основные счета в “Петрокоммерц”.)

Зато Инвестсбербанк, которому благоволил Штернфельд и который едва ли не первым начал выдавать кредиты в рамках московской ипотечной программы, фактически свернул сотрудничество со столичным правительством, обратившись к помощи инвестиционного фонда “США – Россия”.

Американские горки

И это было вполне естественно. Ведь в создавшихся условиях фонд – точнее, его программа “Дельта-Кредит” – остается едва ли не единственным источником ресурсов для ипотечного кредитования. Не случайно на его кредитные линии претендуют не только новички, но и банки, уже имеющие ипотечный опыт. Пример “Инвестсбера” в этом плане показателен, но не единичен. Недавно участниками “Дельта-Кредит” стали московский ГУТА-банк и питерский Промстройбанк.

Любопытно, что бридж-банк “СБС-Агро” – “Первое о.в.к.” – также поспешил подружиться с фондом. Взамен он даже обязался погасить долг своего предшественника. Надо сказать, что первым – еще докризисным – ипотечным партнером американцев был “СБС-Агро”, претендовавший, как известно, на первые роли на российском рынке розничных банковских услуг. Естественно, после 17 августа 1998 года у “США – России” образовался первый крупный невозврат. И вот теперь ситуация, похоже, благополучным образом разрешилась.

В нынешнем году “США – Россия” выделяет на ипотеку $100 млн. Вряд ли вся эта сумма будет выбрана банками-партнерами. Но если темп, взятый лидером (каковым, по оценкам сотрудников фонда, является ИБК), сохранится и будет поддержан всеми десятью банками-партнерами, то сумма $10 млн – $15 млн представляется вполне достижимой.

На фоне нескольких десятков сбербанковских миллионов это, конечно, капля в море. Но зато с помощью “Дельта Кредит” у других банков появляется возможность обрасти розничной клиентурой и, что немаловажно, действительно заработать на ипотеке.

А если “США – Россия”, выполнив свое мартовское обещание, снизит-таки ставки по кредитам, то можно будет говорить и о более весомых результатах. Ведь у того же ИБК, по словам начальника управления ипотечных программ банка Сергея Гандзюка, люди занимают, как правило, по $30 тыс. – $35 тыс. Понятно, что если конечная ставка будет, как планируется, снижена с 15% до 11% годовых в валюте, повысится вероятность увеличения удельного веса более крупных кредитов.

Да и менее состоятельной клиентуры прибавится. Что, как это ни странно на первый взгляд, банкам выгоднее: у не слишком богатого заемщика не будет возможности досрочно погасить кредит, а стало быть, банк сумеет отбить свою маржу.

Помимо ставок слабым местом программы “Дельта-Кредит”, очевидно, является и механизм определения платежеспособности заемщика. Надо отдать должное “США – России”: фонд снабжает банки уникальными методиками, позволяющими в течение двух недель принять решение о выдаче кредита. У Сбербанка или, скажем, Собинбанка на это уходит, как правило, не меньше месяца. Хотя они кредитуют под 10% годовых в валюте.

Однако потенциальный клиент должен официально подтвердить свои доходы. (У Сбербанка, впрочем, аналогичное требование. Только в Собинбанке в принципе можно прокредитоваться, не предоставляя соответствующих справок с места работы.) Как несложно догадаться, сделать это может далеко не каждый. И, хотя, как утверждает Сергей Гандзюк, многие желающие получить кредит в ИБК сами “обеляют” свою зарплату, нельзя не признать, что целый пласт представителей так называемого среднего класса, в принципе способных потянуть ипотеку, остается за бортом. Да, человек, получающий ипотечный кредит, освобождается от уплаты подоходного налога. Но предприятие-то, в случае если оно показывает реальную зарплату работника, никто от взносов в пенсионный и прочие фонды не освобождает.

Что еще нужно для счастья

Понятно, что терзания банка и заемщика существенно облегчило бы наличие у последнего кредитной истории по другим, более “простым” ссудам. Тем более что и люди, как правило, нуждаются отнюдь не только в квартире, но и в машине, даче…

Наверное, поэтому фонд “США – Россия” наряду с ипотекой реализует и программу кредитования покупки автомобиля. Занимаются автокредитованием и некоторые банки – участники “Дельта-Кредит”. (Ставки, кстати, такие же, как и по ипотеке. Но обращаемость денег выше: максимальный срок погашения кредитов – 30 месяцев, минимальный – полгода.) Причем тот же ИБК, например, помимо автомобиля, кредитует еще и покупку гаража. И если ипотечный кредит получают примерно 70% обращающихся в банк, то по автокредитованию ИБК удовлетворяет свыше 80% заявок.

Не случайно, предлагая данный продукт лишь четвертый месяц, “Инвестиционная банковская корпорация” выдала автокредитов уже на $350 тыс. Три года занимающийся автокредитами Пробизнесбанк сумел распределить около $11 млн (правда, “Пробизнес” кредитовал автолюбителей не только в рамках программы фонда “США – Россия”).

Дальше квартир, авто и гаражей интересы американского фонда в сфере потребительского кредитования пока не распространяются. Но кредиты, получаемые под более дешевые покупки, едва ли менее востребованы потенциальной клиентурой. И здесь банки уже могут ссужать людей из собственных средств.

Другое дело, что мелкие потребительские кредиты требуют потоковых технологий. Если под каждый кредит в $300 – 500 заполнять анкеты, оформлять договоры и т.д., то можно вылететь в трубу.

Но, собственно говоря, для того и были придуманы пластиковые карты, чтобы избежать таких последствий. Все уже как-то смирились с тем, что в России фактически нет кредитных карт как таковых. Банки продолжают выпускать Visa и MasterCard, но крайне нервничают, если у клиента – не ровен час – образуется “овердрафт”.

Впрочем, активность банка “Русский стандарт” на ниве потребительского кредитования позволяет предположить, что в скором времени и у нас появятся полноценные “кредитки”. Дело в том, что недавно возглавивший “Русский стандарт” Александр Григорьев ранее руководил Межкомбанком. А “Межком” был одним из немногих отечественных банков, выпускавших так называемые револьверные кредитные карты. Иными словами, держателям таких карт банк ежемесячно открывал кредитную линию с определенным лимитом, несанкционированное превышение которого влекло за собой наложение штрафа.

“Русский стандарт” в апреле вступил в Europay, и Григорьев, очевидно, собирается воспользоваться опытом, накопленным в Межкомбанке. Тем более что кое-какая клиентская база уже подбирается.

Два месяца назад банк в сотрудничестве с одной из розничных сетей начал распространять специальные анкеты. Если анкетируемого по зарплате, имущественному положению и т.п. можно было четко идентифицировать как представителя “среднего класса”, ему предоставлялся целевой кредит до $500 на покупку холодильника, телевизора, стиральной машины и проч. По ставке 35% годовых в рублях.

Пока “Русский стандарт” выдал лишь 200 кредитов, удовлетворив треть поступивших заявок. Но планы у банка наполеоновские. В ближайшие годы “Русский стандарт” рассчитывает увеличить число розничных заемщиков в 1000 (!) раз.

Турция нам поможет

Однако вполне возможно, что по крайней мере у “карточной” кредитной программы “Русского стандарта” обнаружится довольно серьезный конкурент. Гаранти-банк (Москва) не исключает для себя возможности внедрения в России “ачик”-карт – продукта, который уже несколько лет успешно реализуется его материнской компанией в Турции. Эти кредитные карты, не требующие предварительного залогового покрытия, пользуются большой популярностью среди представителей турецкого “среднего класса”. Люди избавлены от необходимости проходить утомительную процедуру анкетирования, прежде чем получить в банке кредитную линию. Достаточно лишь сообщить банку свои личные данные, адрес, контактный телефон и место работы. Но, несмотря на такую демократичность, процент невозвратов по таким картам оказался ниже, чем по обычным “кредиткам”.

По словам президента Гаранти-банк (Москва) Мурата Агабейоглу, возглавляемый им банк собирается провести мониторинг, на основании которого и будет сделан вывод о целесообразности выпуска “ачик”-карт в России.

Но, поскольку российская экономика во многом похожа на турецкую, вероятность положительного решения достаточно велика. И огорчаться из-за этого отечественным банкирам не след. Так или иначе, но благодаря туркам наши сограждане обретут кредитную историю. А этим обстоятельством смогут воспользоваться все, сделав потребительское кредитование действительно бизнесом, а не благотворительностью.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: