Бедный майорик

Newsweek выяснил, кто стоит за майором Дымовским: милиционеры, недовольные положением дел в МВД

Полковник Александр Слышик говорит, что потерял работу, когда отказался собрать с коммерсантов более 1 млн рублей на покупку тренажеров для УВД. Слышик, бывший начальник отдела по борьбе с экономическими преступлениями в новороссийской милиции, рассказывает, что ему поручили найти предпринимателя, который бы оплатил тренажеры. Он отказался, и его уволили. Практика давно отработана, подтверждает другой высокопоставленный новороссийский милиционер. Он приводит пример: в 2007 году один из краевых милицейских начальников на общем собрании учил милиционеров, как добывать деньги. «У коммерсантов есть дипломаты. Заберите у них эти дипломаты», – цитирует по памяти собеседник Newsweek.
Полковник Слышик, пожилой невысокий мужчина, отработал в МВД 36 лет, но не выполнил приказ и нажил врагов в лице главы ГУВД Краснодарского края Сергея Кучерука и начальника УВД Новороссийска Владимира Черноситова. Он пытался обжаловать свое увольнение, но безуспешно. «Я объявил войну взяточничеству, но прессовать начали моего сына», – вздыхает Слышик. Приказ сфабриковать дело и подкинуть Михаилу, сыну Слышика, коноплю якобы получил майор Алексей Дымовский. По крайней мере, на этом настаивает он сам – в своем видеообращении к премьер-министру Владимиру Путину. Это обращение стало национальным хитом: за первые три дня, что оно провисело в интернете, его посмотрели полмиллиона человек.
Не так много уже, наверное, в России людей, которые не узнают майора Дымовского в лицо. Его история взорвала не только интернет, но и саму систему МВД. Стало очевидно, что милицейские низы готовы встать в открытую оппозицию к своим начальникам. Про трудный быт милиционера невысокого ранга – небольшая зарплата, невыполнимые планы по раскрытию преступлений, жесткое отношение начальства, фальсификация уголовных дел, – про все это говорят давно. Но вдруг прорвало. Такой мощной поддержки Дымовского со стороны общественности никто не ожидал, говорит собеседник Newsweek из окружения министра МВД Нургалиева. «Конечно, мы потушим этот костер, – продолжает он, – потому что иначе неизвестно, чем все это закончится».
Самого Дымовского, говорит собеседник Newsweek, закатают по полной, «чтоб другим неповадно было». Он уже уволен с формулировкой «за клевету». «Я знаю, что меня могут посадить за клевету, и я готов к этому, – говорит Дымовский. – Больше трех лет не дадут, но жить так дальше невозможно». «Я пока один, но завтра нас будут тысячи», – пообещал новороссийский майор на пресс-конференции в Москве. Тысячи не тысячи, но к концу прошлой недели еще несколько сотрудников МВД и один прокурорский работник выложили в сети послания с критикой своего начальства.

ЛУЧШЕ УЖ ВИДЕО СНЯТЬ

Дымовского обвинили в том, что за ним стоят внешние силы. Майору помогают правозащитники, стали говорить в МВД, работающие на западные гранты. Корреспондент Newsweek поехал в Новороссийск и выяснил, кто помогал Дымовскому. Правозащитники ни при чем. Майора поддерживали его соратники, так же, как и он, возмущенные положением дел в системе МВД.
«Сейчас посмотрим, нет ли за нами хвоста», – говорит подполковник Олег Рязанов, лихо сворачивая на белом внедорожнике Ford с центральной улицы Новороссийска в переулок. Слежки не было. «Алексей всех вывернул наизнанку, – продолжает Рязанов. – Мне звонят из Украины, США, спрашивают, как мы тут воюем». Рязанов работал в ОВД Приморского округа Новороссийска замначальником милиции общественной безопасности. В декабре его должность сократили, с тех пор он числится на больничном.
Рязанов был одним из тех, кто посоветовал Дымовскому снять видео. «Я ему говорю: Леша, все наши заявления, обращения [насчет коррупции] не работают. Лучше уж видео снять», – вспоминает подполковник. Дымовский собирался с духом два месяца. Скандальное видео записывали в подвале, для фона выбрали теннисный стол, а сайт ему помог сделать сын друга.
Больше всего новороссийских милиционеров возмущает кадровая политика руководства УВД. «Сотрудников совсем не ценят. Скотское отношение», – говорит Рязанов, повторяя слова Дымовского, прозвучавшие на всю страну. И поясняет: только за последний месяц из новороссийских правоохранительных органов ушли около полусотни сотрудников. Пока Рязанов общался с Newsweek, ему позвонили и сказали, что его больничный закрыли задним числом, и он должен быть на работе. «Услышали, что я дал комментарий “Эху Москвы”. Думают, что я в Москве», – качает он головой. В поликлинике потом не скрывали, что приказ спущен из горздрава, куда пришли милицейские эмиссары.
Всю прошлую неделю новороссийский УВД был похож на растревоженный улей. «Мы четверо суток на ногах. Проверки, отчеты, докладные», – жалуется один из сотрудников. В начале недели приехала проверка из краевого ГУВД края, потом из центрального аппарата МВД. Приехал милицейский психолог из Москвы. Милиционеров собрали в актовом зале, раздали опросники и попросили оценить работу начальства и общий климат в коллективе – ставить минусы или плюсы. Опрос был анонимный, начальства в зале не было, присутствующих просили не стесняться. «Большинство ставили минусы, – уверяет один из сотрудников. – Я лично восемь поставил. Но это смешно: минусы очень легко переделать в плюсы».
Главным виновником ЧП с Дымовским силовики назвали Вадима Карастелева из Новороссийского комитета по правам человека. Департамент собственной безопасности МВД заявил, что комитет живет на иностранные гранты – Южного регионального ресурсного центра, которое финансирует американское Агентство по международному развитию (USAID). Карастелев опровергает, что помогал Дымовскому записать обращение: «Я познакомился с Алексеем и предложил ему помощь уже после того, как он вывесил ролик в интернете». Он говорит, что его организация не получала грантов с 2004 года.
Прокуратура уже пыталась закрыть комитет Карастелева как экстремистскую организацию, после того как он вышел на пикет против комендантского часа для детей с самодельным плакатом «Свободу не дают, ее берут». «Господин Карастелев служит интересам тех, кто хотел бы расшатать общественно-политический строй России», – писал тогда в своем экспертном заключении для суда филолог Владимир Рыбников. На прошлой неделе к Карастелеву домой пришли двое сотрудников милиции с тем, что его старший сын, 21-летний Вадим, очень похож на человека, которого подозревают в совершении преступления. «Дома пока не ночуй, на незнакомые номера не отвечай», – советует правозащитник своему сыну по телефону.
Сотрудник УВД Новороссийска говорит, что после того, как разразился скандал, по милицейской рации открыто передали: «Или “закроете” этих жалобщиков, или вас самих “закроют”». На прошлой неделе одна из бывших жен майора заявила, что он тоже коррупционер. Возмущенные пенсионеры и действующие сотрудники милиции стали отрекаться от Дымовского и заклеймили его позором. Многие, впрочем, отказывались. Он нормальный, просто его довели до ручки, говорят коллеги Дымовского, но просят не называть их имен.

ПОСЛЕДНЯЯ КАПЛЯ

В своих видеороликах майор Дымовский не похож на идеального милиционера. От напряжения у него дрожат руки, он путает слова. «Выпил перед записью для храбрости стакан водки», – признается он. Он говорит, что решился открыто выступить против системы, когда его унизили на глазах у дочери.
«На работе сломался компьютер, а мы расследовали дело. Я забрал ноутбук у дочки Дианочки, принес его из дома», – рассказывает Дымовский. А потом, в выходной, зашел вместе с женой и дочкой на работу, чтобы его забрать. Уже на автобусной остановке их догнал дежурный и потребовал у него справку на вынос ноутбука из здания УВД. «Папа, почему с тобой так разговаривают, ты же милиционер!» – удивилась дочка. Пришлось нести ноутбук обратно и сбегать за справкой. И это стало последней каплей.
«Это подвиг. Все, что он сказал, правда. И эта ситуация – типичная для всей российской милиции», – встает на его сторону глава столичного профсоюза сотрудников милиции Михаил Пашкин. По его словам, 95% аудитории милицейских сайтов поддерживают Дымовского, и только 5% считают, что он запятнал честь мундира и должен был поступить по-другому – например, обратиться в ДСБ или лично к министру.
«Я бы так делать не стал. Получилось, что реально существующие проблемы превратились в шоу», – говорит майор Сергей Пешков. В сентябре на популярном милицейском сайте он выложил свою концепцию реформы МВД. Newsweek писал об этом в сентябре. «Затыкать дыры уже невозможно», – утверждает Пешков. Его идеи по реформированию милиции поддержали больше двухсот коллег. Но поставить реальную подпись под письмом к президенту и министру согласились лишь 23 человека. Никакой реакции сверху на это письмо так и нет, говорит Пешков.
Майор наркополиции Игорь Мизюк из Хабаровска, наоборот, жалеет, что год назад не обратился к властям через интернет, как Дымовский. Его прилюдно унижал начальник. «Оскорбления, унижения, вечный мат – это было постоянно, но человек не может терпеть вечно», – говорит Мизюк. Он действовал по уставу – написал письмо главе ФСКН Виктору Иванову. В итоге проверку проводил один из заместителей полковника Оганеза Баляна, на которого он жаловался, и факты не подтвердились. А потом начались гонения на самого Мизюка. В итоге его уволили. «Был тут у нас один, любил письма писать», – якобы говорил потом Балян другим сотрудникам.
Суд майор Мизюк проиграл, но говорит, что готов дойти до Страсбурга. «Надеюсь, после поступка Дымовского отношение к тем, кто не хочет мириться с существующей системой в правоохранительных органах и у судей, и в обществе изменится», – говорит он. Вряд ли, качает головой юрист Центра социально-трудовых прав Галина Енютина. Выступление Дымовского само по себе не дает законного повода уволить его, говорит она, но на практике всегда происходит именно так: критика и огласка фактов во всех госструктурах воспринимается как нелояльность.
Людмила Кондратьева всю жизнь проработала в налоговых органах. В актах налоговой проверки она обнаружила коррупционные схемы, в которые были вовлечены налоговики. Она написала про это в Минфин, а потом рассказала по ТВ. В ответ ее уволили за распространение негативных сведений. Кондратьева подала жалобу в Страсбургский суд.
Два года назад Ирину К., сотрудницу одного из РОВД Ленинградской области, так обложил матом начальник, что от стресса у нее случился выкидыш. Потом ее уволили. Ирина все-таки добилась, чтобы ее восстановили на работе, а начальника того РОВД сняли. «Меня поддержали коллеги, и если они вступятся за Дымовского, может, что-то в системе и изменится в лучшую сторону», – говорит Ирина.
Пример Дымовского оказался заразителен. Предприниматель из Краснодара Николай Смирнов создал сайт www.kaznitnelziapomilovat.ru и сейчас записывает видеообращение. Хочет пожаловаться, что партнеры при поддержке милиции отнимают у него бизнес. Бизнес у Смирнова небольшой – он торгует белорусской косметикой. Правозащитник Карастелев говорит, что будет помогать и Смирнову и выложит его видео на сайте своего комитета. На следующей неделе он открывает общественную приемную, а 28 ноября во многих регионах общественность устраивает «день Дымовского».

rochev_ma
В нашей стране все, как говорится в поговорке: «Вора наказывают не за то, что украл, а за то, что поймали». Не дай Бог попасть в нашу милицию! Особенно в московскую вотчину. Что они вытворяют с задержанными – описывать страшно! Испытал на собственной шкуре! Незабываемые ощущения!

violet_lamb
Сталкивалась пока один только раз, когда у нас ограбили загородный дом. Следствие шло …шло….и куда-то ушло. Нам даже не сообщили результаты. Это не ущемление прав. Просто бездействие.

the_2208
Обычным людям, «простым смертным» ждать от милиции ничего хорошего не приходится. Диагноз однозначен: Милиция большое ЗЛО в том виде, в котором она сейчас есть.

gdboor
Можно по разному относиться к милиции, а можно к ней вообще не относиться. Но самое главное понять, что кто-то сейчас дал команду на то, чтобы ментов сделать козлами отпущения. И ее все пинают и выискивают негативчик. Уже все давно знают, что реформа в МВД назрела, но министр не меняется уже лет 5, не меньше. Значит, власть такая милиция устраивает и реформировать ее никто не собирается.

ranis_i
Что касается отечественной милиции то отношение к ней как у любого находящегося в здравом уме и твёрдой памяти и имевшего с ней дело резко отрицательное. Хамство, беспредел, коррупция, подлость, злоупотребления и нежелание руководства, несмотря на очевидные факты принимать действенные меры по их искоренению. Хотя с другой стороны главарей МВД в ситуации когда все замазаны г…м понять можно. Представьте себе, если правоохранительные органы на самом деле станут правоохранительными? Это ж подавляющее большинство высших представителей всех ветвей власти окажутся на нарах, вплоть до раба на галерах! Проще ничего не делать и по-тихому отдать народ на кормление опричнине

ivan204
Я в милиции работаю, а значит напрямую к ней отношусь. Могу сказать что без серьезной реформы полный коллапс правоохранительной системы (не только милиции) наступит примерно в 2015 г. Из опыта могу рассказать следующие истории: министр приезжает в одно из УВД и спрашивает а как работает у вас такое-то подразделение (дело было после очередной реформы)? Ему рапортуют: работаем в полную силу. При этом в том самом подразделении 30 человек сидят в одном кабинете на 2 стульях, ни у одного нет удостоверения (не выдали еще новые) и вообще ничего нет. Другой министр приезжает в учебное заведение МВД где повышают квалификацию сотрудники из разных регионов и спрашивает: есть ли проблемы материальные? опять же бодрые ответы все у нас хорошо! а сзади министра плакат висит – адреса гостиниц. где проживание стоит 2500 руб, при том что командировочные у людей 500 р.в сутки. Вот так и живем((( Хамство и черствость среди сотрудников меня тоже очень не радуют и стараюсь бороть с этим. А про Дымовского мое мнение в блоге у меня, если интересно

non_politic
1. Как Вы относитесь к милиции?

В ее наличном состоянии отношусь к милиции отрицательно.

2. Сталкивались ли Вы с произволом и ущемлением прав при обращении в органы внутренних дел?

Сталкивался. Начиная с мелочей. Например, протокол заполняется таким почерком, что его невозможно прочитать. Причем, почерк у разных сотрудников милиции, при заполнении протоколов, весьма похож в своей неразборчивости. При этом гражданину предлагают его подписать?! То есть, без понимания текста, который подписываешь.

3. Доверяете ли Вы сотрудникам МВД?

Нет, не доверяю.

Когда добропорядочные и законопослушные граждане опасаются сотрудников милиции, предпочитают с ними не связываться даже при очевидном нарушении своих прав и произволе – это настоящее общественное бедствие.

Вопрос с реформированием МВД – тема №1 по своей актуальности и неотложности для всех нормальных граждан.

Именно их в первую очередь касается милицейский беспредел и весь этот рецидив милицейской преступности, вал противоправных и прямо преступные действия против законопослушных граждан.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: