Байт за байтом

Крупнейшие американские ассоциации по борьбе с пиратством намерены добиться от сената запрета на вступление России в ВТО в случае, если российские власти не начнут бороться с нелегальной продукцией в стране. Если такой запрет будет принят, то мы скоро станем свидетелями очередного витка рейдов по “горбушкам”. Хотя никакого результата они все равно не принесут.

 

Еще двадцать лет назад перспектива копирования музыки с компакт-диска на компьютеры казалась большинству людей чем-то из области ненаучной фантастики. Создатели технологии CD – компании Sony и Philips – тогда даже не догадывались, какую глубокую могилу они выкопали для себя и для звукозаписывающих компаний.

“Компакт-диск звучит лучше винилового и магнитной ленты”, – вот главная мантра его создателей, умудрившихся навешать лапшу на уши всем: от рядовых слушателей до глав медийных концернов. Несмотря на такое очевидное преимущество CD, как отсутствие треска и шипения, использованный метод оцифровки звука подразумевает более низкое качество как по измеряемым параметрам (например, динамический диапазон), так и по тем, которые измерить нельзя (то, что называют “прозрачностью звучания”, “достоверностью” и так далее). Учитывая массовое распространение компакт-диска, можно говорить даже не о снижении качества, а о снижении культуры записи звука. Поэтому классика и джаз звучат лучше на виниле, а современная попса и электронная музыка – пойдут “на ура” и с компакт-диска, так как рождены уже в эпоху цифры.

Маленькие пластиковые кейсы с дисками стали появляться на западных прилавках только в 1984 году, а уже в 1990-м один за другим начали закрываться заводы по производству виниловых пластинок. Похоже, именно тогда и родился “маркетинговый монстр” – потребитель новой формации, для которого удобство прослушивания гораздо важнее естественности звука.

 

Чего хотят потребители?

 

Эстафету подхватили в немецком институте Фраунгофера, где 14 июля 1995 года был создан всем ныне известный стандарт кодирования звука MP3. Новинка была тепло принята самой широкой аудиторией. Никому не пришлось долго объяснять, почему 12 часов музыки на одном компакт-диске – это удобнее, чем 80 минут. А что касается качества… Как неоднократно доказывала и теория, и практика, для подавляющего большинства пользователей оно не является приоритетным вопросом.

В 1997 году формат MP3 только-только начал делать первые шаги по планете. А в 1999-м Шон Фэннинг написал пробную версию программы-клиента для обмена музыкой через Интернет – Napster. Уже через год у одноименной компании было несколько миллионов пользователей, а деньги она зарабатывала на размещении в клиентском ПО рекламных баннеров. Napster стал первой по-настоящему массовой пиринговой сетью (от англ. peer-to-peer – прямой обмен данными между двумя пользователями без помощи сервера). Идея этого проекта проста: человек скачивает интересную ему музыку (а впоследствии и программное обеспечение), одновременно предоставляя доступ к собственной базе данных.

Вот тогда представители индустрии звукозаписи впервые испугались. То, что на один компакт-диск помещается 12 часов музыки, – это, в принципе, не так страшно. Гораздо опаснее, что музыкальное произведение перестало быть привязанным к конкретному материальному носителю и превратилось в “поток электронов”, который невозможно конфисковать или отследить. Этот поток неподвластен правообладателям. Судебные разбирательства, инициированные Американской ассоциацией звукозаписывающих компаний, привели к закрытию Napster. Кроме того, они выявили ее главный недостаток. Несмотря на то, что передача данных между пользователями происходила напрямую, для получения списка пользователей и доступного для скачивания контента нужно было подключаться к центральному серверу. Естественно, остановка сервера положила конец некогда самой популярной файлообменной сети. Правда, с октября 2003 года компания Roxio возродила сеть, создав платный сервис Napster 2.0. Однако “гибель” бесплатной сети стала первым шагом на пути прикрытия других централизованных пиринговых сервисов. Но ошибки первопроходцев были быстро учтены их последователями: появились децентрализованные сети peer-to-peer, в которых центральный сервер попросту отсутствовал. Известная сеть GNUtella вообще основана на открытом коде, что позволяет любому желающему создать собственную клиентскую программу для скачивания контента. Сеть eDonkey использует множество центральных серверов для связи пользователей друг с другом, что также делает практически невозможным прекращение сетевой анархии по решению суда.

Производителям фильмов, книг и музыки уже тогда надо было всерьез задуматься о том, почему потребители так легко отказались от качества в пользу комфорта. Просто музыкальный бизнес стал первой и самой показательной жертвой новых технологий. Чуть позже появились DVD, и на них нашелся свой “MP3” в виде компактного, но ужасного по качеству картинки стандарта MPEG4 (DivX). Таким образом, и фильмы обрели свободу от материального носителя.

В числе основных факторов, способствующих распространению цифровой музыки в мире, Национальная федерация производителей фонограмм называет распространение широкополосного доступа в Интернет и сотовых сетей, активные продажи цифровых аудиоплееров, огромный выбор лицензионной музыки на большом количестве ресурсов и повсеместную конвергенцию устройств и форматов.

Так неужели доступность музыки из Интернета – это первопричина всех бед? Нет, это всего лишь следствие и показатель того, насколько массовому потребителю стало все равно, что он слушает. Музыка – это уже не доставаемый благодарной рукой с полки винил в красиво оформленном конверте. Сейчас это всего лишь способ “заполнить уши” информацией, создать шумовой фон. Также актуальна проблема дороговизны лицензионных CD – особенно в странах, где на среднюю зарплату в $200 можно купить “целых” 10 “оригинальных” компактов.

 

Театр правового абсурда

 

У современного потребителя есть мощнейшее оружие, которое одинаково уважают как самые маленькие компании, так и транснациональные концерны, – его кошелек. И сегодня потребитель голосует им за широкий интернет-канал, а не за стопку дисков из магазина. Любопытнее всего то, что большинство людей ломают защиту DVD- и аудиодисков вовсе не со зла, а лишь потому, что так им удобнее копировать информацию и раздавать копии друзьям. Другой вопрос, что зарабатывают на этом в первую очередь “пираты”. Правообладатели могут либо смириться с таким положением вещей, либо попытаться “задавить” “пиратов” законами. Как ни странно, но шанс на выживание медийным корпорациям дает именно первый путь, а не второй. Одним из главных умений профессионального управленца всегда была способность трезво оценить самую сложную ситуацию и превратить ее в новую возможность для своей компании.

Впрочем, давить пытаются, и еще как! В тех же США принято достаточно законов, ограничивающих население самой свободной в мире страны во вполне естественных правах. Если невинное желание сделать копию компакт-диска для прослушивания в автомобиле пока еще не карается американской фемидой, то копирование DVD с целью подстраховаться от порчи оригинала уже подпадает под статью, поскольку человек в таком случае взламывает уже давно никого не останавливающую защиту от копирования “времен очаковских и покоренья Крыма”. А по закону о защите авторских прав (Digital Millennium Copyright Act) за такое прегрешение вполне можно загреметь на скамью подсудимых. Но это еще цветочки, а ведь есть и ягодки. Хотите посмотреть новый фильм с друзьями? Вы что, это же публичная демонстрация! За такое вам в самом лучшем случае гарантирован штраф. Пока, к счастью, подобных прецедентов не было. Но все когда-то бывает в первый раз. А поскольку в лоббистских возможностях медийных корпораций сомневаться не приходится, стоит быть готовым к появлению все более абсурдных запретов. Музыка – только в наушниках. Бардовские песни под гитару – только при наличии “инвойса” от барда или его наследников. Мало кто знает, что совсем недавно американское общество Music Publisher’s Association начало гонения и на сайты с текстами и аккордами песен для частного исполнения. А в Великобритании Performing Right’s Society выписало штраф в размере 114 фунтов стерлингов сотрудникам магазина, специализирующегося на продаже гитар, за то, что они имели неосторожность наигрывать аккорды из известных музыкальных произведений, демонстрируя инструменты покупателям.

Разумеется, у производителей медийного контента имеется перманентное желание усилить защиту носителей, на которых он распространяется. Но это, как уже не раз доказывала практика, путь тупиковый. В гонке интеллектуальных вооружений компании никогда не смогут победить общество. Поэтому им в конечном счете придется смириться с существующим положением вещей и кардинально перестроить систему сбыта контента. Уже сегодня очевидно, что это единственный выход для звукозаписывающих компаний, а в перспективе – и для голливудских мейджоров, и для книгоиздателей. Примеров новационных схем дистрибуции сегодня достаточно. Один из самых показательных – музыкальный интернет-магазин iTunes Music Store компании Apple. По своему устройству он схож с подавляющим большинством пиратских файлообменных сервисов, только платный. И при этом он пользуется бешеной популярностью. Так, по данным NPD Group, этот онлайн-магазин вошел в десятку крупнейших продавцов музыки: он обрел популярность практически с момента открытия, осуществив 275 000 продаж уже в первые 18 часов существования; за год его работы было продано свыше 70 млн песен, а на текущий момент количество проданных музыкальных композиций перевалило за полумиллиардный рубеж. Почему? Все просто: потребитель покупает не столько музыку, сколько комфорт. Именно в высочайшем уровне комфорта кроется главное отличие iTunes от большинства других музыкальных магазинов и файлообменных сетей. Он предлагает своим пользователям перманентный доступ к огромной фонотеке с гарантированным качеством записи – без сбоев и срывов. При этом пользователь не ограничен покупкой целого альбома – он может со спокойной душой приобрести только те треки, которые ему нравятся. Кстати, по данным Международной федерации звукозаписывающей индустрии (IFPI), на сегодняшний день на рынке механических носителей в мире продается 90% альбомов и 10% треков. Структура же интернет-продаж диаметрально противоположна: 90% треков и 10% альбомов.

Если говорить о ценах в iTunes Music Store, то они весьма демократичны: стоимость любой композиции составляет 99 центов, а целого альбома – $9,99. Цена на песни, и альбома фиксированная и не зависит ни от их новизны, ни от их популярности. Однако подобная тарифная политика уже успела вызвать нарекания со стороны нескольких главных рекорд-лейблов – Sony, BMG, Warner и других: они настаивают на гибкой структуре ценообразования, при которой новые и популярные песни будут стоить дороже, чем другие. Глава Apple Computer Стив Джобс дал такой комментарий касательного требования звукозаписывающих компаний: “Если они хотят поднять цены, это означает, что они становятся более жадными. А если цена повысится, то потребители вернутся к пиратским способам добычи музыки, и в итоге проиграют все”.

 

Денег много не бывает

 

iTunes – всего лишь один из примеров нового подхода к продаже цифрового контента. Однако он не является панацеей: следуя ему, правообладатель должен продавать контент так, как этого хочет потребитель и за те деньги, которые тот готов заплатить. Такая модель дистрибуции подходит для работы по принципу “с паршивой овцы хоть шерсти клок”: пусть уж лучше технически “продвинутые” люди покупают наши песни за доллар, чем воруют бесплатно. Однако “прокормить” фирмы звукозаписи такая модель не в состоянии. Ведь те привыкли к совсем иной рентабельности. Так, например, себестоимость производства компакт-диска с полиграфией – меньше доллара, при этом в розницу он продается по цене от $15. Именно эти сверхдоходы позволяют компаниям выплачивать огромные гонорары “звездам” и компенсировать свои затраты на раскрутку молодых никому не известных “звездочек”. Так, по разным данным, гонорар Земфиры за ее последний альбом “Вендетта” составил от $300 000 до $500 000. Из западных примеров одним из самых показательных является контракт EMI с Робби Уильямсом на право выпуска пяти его альбомов за $150 млн.

Из этого делаем вывод, что давить на тормоза прогресса – это условный рефлекс корпораций, проистекающий от большого желания жить. Это осознанная необходимость, стремление максимально задержать распространение технологий ради пяти лет собственного процветания. Больше вряд ли получится, поскольку новые технологии все равно уже в том или ином виде пришли в каждый дом и предполагают новый подход к оплате труда владельцев авторских прав. От десятка крупных лейблов достаточно просто перейти к тысячам независимых музыкантов, достаточно лишь организовать по-настоящему удобную систему платежей.

А пока что желающие обмениваться музыкой в Сети уходят “в подполье”, организовывая закрытые ftp-серверы и обмениваясь информацией через почтовые рассылки и форумы.

 

Кому принадлежит искусство

Самым громким российским делом о защите авторских прав стала серия исков, инициированных компанией “КМ онлайн” против владельцев бесплатных сетевых библиотек. Иски подавались в суды по месту жительства владельцев сетевых ресурсов с целью возмещения материального и морального ущерба, понесенного автором литературных произведений в результате незаконного размещения текстов в Сети.

Помимо шумихи вокруг своих действий юристам компании практически ничего не удалось добиться, если не считать решение о возмещении 3000 рублей материального ущерба по одному из исков. По сути, “КМ онлайн” пыталась максимально осложнить жизнь бесплатным онлайновым библиотекам для привлечения пользователей на собственный платный ресурс. На деле же получилось обратное: в ходе конфликта издательство “Амфора”, ранее заключившее с “КМ” договор об эксклюзивной дистрибуции книг в онлайне, расторгло соглашение.

Впрочем, в 2004 году был обновлен закон об авторских правах. В нем прямым текстом запрещается распространение цифровых копий книг в Интернете. Доступ к электронным книгам, согласно закону, должен осуществляться только в помещениях библиотек, без возможности их копирования и дальнейшего распространения.

 

Кто к нам с мечом…

Не так давно вся страна, затаив дыхание, наблюдала за судебным разбирательством компании Universal Music Russia с популярным музыкальным сервисом AllOfMp3. Последний является, по сути, онлайновым музыкальным магазином, вполне легально выплачивающим часть своей прибыли Российскому обществу по мультимедиа и цифровым сетям. Universal попыталась засудить популярный ресурс за незаконное, по ее мнению, распространение музыки. Но не тут-то было. Помимо прочих судебных трудностей, представители звукозаписывающего мейджора столкнулись с “тонкостями” российского законодательства. Так, в нем прописаны вопросы защиты авторских прав на контент, размещенный на физическом носителе, а вот цифровой музыки, с точки зрения закона, попросту не существует. Стоимость целого альбома составляет на AllOfMp3 примерно $1, из-за чего зарубежные пользователи интересуются сервисом даже больше, чем отечественные.

 

Объем продаж музыкальных интернет-магазинов

2003 год – $55 млн

2004 год – $330 млн

2005 год – $1,1 млрд

Источник: IFPI

 

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: