Бархатный СИЗО

В Иране судят тех, кто оспаривал результаты президентских выборов. Эти процессы уже называют сталинскими

Паола Гурлей не хочет знать пол ребенка, которого вынашивает. По крайней мере, не сейчас, когда ее муж, 42-летний Мазьяр Бахари, находится в тегеранской тюрьме. Его арестовали 21 июня и вот уже два месяца держат за решеткой без права увидеться с адвокатом или семьей. Паола – сама адвокат, работающий в Лондоне, – решила, что не будет смотреть на данные УЗИ, а запечатает их в конверт. Она надеется, что Мазьяра скоро освободят, и они вместе узнают пол своего первенца. Но рожать ей уже в ноябре, а Мазьяр вряд ли выйдет на свободу так скоро.

Бахари, канадский журналист иранского происхождения, много лет сотрудничал с американским изданием Newsweek. Он один из почти 200 арестованных после июньских событий, когда сотни тысяч иранцев вышли опротестовывать результаты президентских выборов. Судебные процессы начались 1 августа. Арестованных обвиняют в попытке организации государственного переворота. На скамье подсудимых видные оппозиционные политики, представители духовенства, дипломаты, журналисты и простые граждане. Суд уже провел три открытых слушания, 25 августа начнется четвертое.
Иностранные СМИ окрестили эти процессы «сталинскими». По мнению западных журналистов и иранской оппозиции, слушания устроены как показательная акция покаяния. Обвиняемые публично признаются во всем – в попытке свержения существующего строя, разжигании беспорядков, пособничестве террористам и нападении на полицейских. Они признают, что сотрудничали со спецслужбами США, Великобритании и Израиля. Эксперты уверены: переизбранный президент Махмуд Ахмадинежад хочет не столько дискредитировать оппозицию, сколько добиться ареста тех ее лидеров, которые еще находятся на свободе. Главная цель – экс-премьер Мир-Хосейн Мусави, который был основным оппонентом Ахмадинежада на выборах.
«Как может суд, который строится на обмане и фальсификациях, доказать, что выборы сфальсифицированы не были?» – возмущается сам Мусави, призывая не верить показаниям подсудимых, так как в тюрьме их «пытают, как в Средневековье». Пытали ли Мазьяра, Паола не знает. Последний раз она видела его 1 августа по иранскому телевидению. По ее словам, Мазьяр выглядел изможденным и исхудавшим и был явно подавлен. Его показания, как и свидетельства других обвиняемых, транслировались на всю страну. «Я готовил репортажи и делал фотографии несанкционированных митингов в Тегеране, чем, не осознавая того, создал почву для угрозы национальной безопасности, – заявил Мазьяр перед камерами. – Но теперь я понимаю это. Верховный правитель хорошо справился с ситуацией и успокоил страну». В конце выступления Мазьяр попросил у иранского народа прощения за ту роль, которую СМИ играли в организации «бархатной революции».
У журналиста была официальная аккредитация иранского МИДа. Делать репортажи – его работа. Зачем Мазьяр оклеветал себя, Паола не понимает. Один из кандидатов на президентских выборах Мехди Карруби в открытом письме своему соратнику, экс-президенту Али Акбару Хашеми Рафсанджани заявил, что ему известно о фактах изнасилования в тюрьмах задержанных оппозиционеров. Ранее уже сообщалось о гибели нескольких арестованных в тюрьме Кахризак. На следующий день после публикации этого письма газета Карруби «Этемад мелли» («Национальное доверие») была закрыта.
Спикер парламента Али Лариджани назвал утверждения Карруби безосновательными и заявил, что эти слухи сфабрикованы западными СМИ. Радикальный клирик аятолла Ахмад Хатами обвинил Карруби в клевете и призвал высечь его. «По законам нашей религии, если кто-то обвинил кого-то в сексуальном преступлении и не смог доказать этого, он должен получить 80 ударов кнутом или палкой», – заявил аятолла. И призвал прокуратуру арестовать Карруби.
На скамье подсудимых оказался и Мохаммад Али Абтахи, бывший вице-президент и советник Карруби. Свои показания 51-летний теолог-реформист и популярный блогер давал в тот же день, что и Мазьяр Бахари из Newsweek. «Слова оппозиции о фальсификациях – ложь, – заявил он, стоя у деревянной кафедры в серой пижаме и белых тапках. – Выборы были справедливыми и честными».
По данным следствия, Абтахи раскаялся и согласился со всеми пунктами обвинения, в том числе и в попытке организации госпереворота. По иранским законам за это грозит смертная казнь. Но по сообщениям близкого к власти информагентства «Фарс», Абтахи получит не более пяти лет. Он якобы признал, что уличные волнения, начавшиеся после выборов, были частью разработанного в США плана «бархатной революции» по образцу Украины, Грузии и Киргизии. Как сообщает «Фарс», Абтахи также назвал имена главных заговорщиков. По его словам, экс-президенты Рафсанджани и Хатами и экс-премьер Мусави «еще два или три года назад договорились, что будут совместно дискредитировать итоги выборов».
Правозащитники и журналисты сразу отметили, что Абтахи сильно похудел и осунулся. Его жена добавила, что в своем выступлении он употреблял нехарактерные для себя слова и выражения, будто читал по бумажке. Лидеры оппозиции назвали происходящее «судебным шоу и нарушением конституции, законов и прав граждан». Им ответил генпрокурор страны, предупредивший, что любой, кто подвергнет сомнению легитимность суда, может быть арестован.
После признаний Абтахи призывы отправить за решетку «истинных изменников» стали раздаваться все громче. Депутат Меджлиса Хамид Расаи заявил, что нынешние судебные процессы открывают путь к судопроизводству над «настоящими» лидерами протестов, подразумевая в первую очередь Мусави. Его призыв поддержали многие сторонники президента.
Во время первых трех слушаний было опрошено более 130 подсудимых. Двух якобы раскаявшихся француженок – преподавательницу и сотрудницу посольства – выпустили под залог. Обе должны дожидаться решения суда на территории диппредставительства Франции. Остальные задержанные, в том числе сотрудник британского посольства, продолжают давать показания. И почти все свидетельствуют о том, что главным организатором июньских волнений был Мусави.
«Вы сказали, будто выборы были сфальсифицированы, вы ввели нас в заблуждение и тем самым нарушили закон, – заявил в суде 22-летний Мехрдад Голямреза Аслани, которого обвиняют в том, что он посылал сообщения о ходе митингов корреспонденту BBC. – Вы заставили людей, которые голосовали за вас, выйти на улицы и нарушить общественную дисциплину, делать то, что расстроило лидера исламской революции». К кому именно обращался молодой человек и другие подсудимые, слышно не было – гостелевидение вырезало имя. Слышно было только букву «М».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: