Бандрасколье

В среде кавказских экстремистов произошел раскол. Теперь между ними может начаться кровавое соревнование: кто больше взорвет – тот и главнее

Таким его еще не видели. Словно за поддержкой он поворачивается к сидящим рядом коллегам: на лице смятение, суетливые движения рук. Потрепанный свитер вместо привычного камуфляжа. Обычно монументально спокойный и предельно уверенный в себе глава кавказских моджахедов и враг государства российского №1 Доку Умаров впервые выглядит испуганным. Смысл его продолжительного видеообращения, выложенного в интернет, можно передать ельцинским «Я устал, я ухожу».

Смятение кавказского амира было вызвано не успехами борцов с терроризмом и не плохим самочувствием, а позицией его соратников, которые попытались устроить переворот в виртуальном государстве Имарат Кавказ, созданном Умаровым три года назад. Имарату пришел конец, наперебой заговорили эксперты, но надежды на то, что из-за раздрая между экстремистами на Кавказе станет спокойнее, не оправдались. В прошлый вторник прогремели сразу два взрыва—на блокпосту между Ингушетией и Северной Осетией, погиб один милиционер, и более 30 раненых в Пятигорске.

Спецпредставитель президента по вопросам борьбы с терроризмом Анатолий Сафонов уже сделал предположение: терактом в Пятигорске сторонники Умарова пытаются поднять его пошатнувшийся авторитет и показать, что раскол их не задел. Член Национального антитеррористического комитета Александр Торшин, наоборот, считает, что взрыв в Пятигорске организовали оппоненты Умарова, а сам он и его люди стоят за терактом на осетинском КПП.

Все эти версии основаны на одном соображении: какие бы задачи ни ставили перед собой экстремисты, им приходится действовать в очень непростых условиях раскола. Имарат Кавказ дозрел до своего первого серьезного внутреннего конфликта, и даже если сам Имарат распадется и разрушится, его осколки могут причинить еще больше проблем и ущерба. Вчерашние товарищи по оружию начинают кровавое соревнование: кто кого «перетерактит», тот и главнее.

СТРАННЫЕ ИГРЫ

Скандал в среде подпольщиков стал набирать обороты после второго видеообращения Умарова, которое датировано 2 августа—на следующий день после первого ролика. В первом испуганный Умаров просил поддержать кандидатуру его сменщика Асламбека Вадалова. Во втором от всего отрекся и сказал, что первое его заявление сфабриковано. Вскоре возник и приказ о перестановках в руководстве главного информационного ресурса боевиков—сайта «Кавказ-центр». Его редактор, «Геббельс» Имарата Кавказ Мовлади Удугов, был временно отстранен от должности. Утверждалось, что именно по его вине без санкции был опубликован первый ролик Умарова.

А еще через неделю в сети появилось очередное обращение—на этот раз уже не Умарова, а чеченских полевых командиров Хусейна Гакаева и Асламбека Вадалова, которого еще недавно прочили в преемники Умарова. В этом обращении участвовала еще одна очень важная фигура—араб-доброволец Халед Юсуф Мохаммед аль-Халитат, известный также как Муханнад.

Текст произносил Хусейн Гакаев. Он сказал, что боевики отказываются от некогда данной Умарову клятвы верности, а про его второе обращение—что это неуважение к меджлису, то есть к совещанию, на котором было принято решение об отставке Умарова. Чеченцы заявили, что впредь будут вести джихад самостоятельно, и призвали всех представителей подполья поддержать их. Более того, намекнули, что глава Имарата Кавказ чуть ли не агент и что кто-то дал ему команду отозвать свое заявление об отставке.

Еще в начале года никто не подвергал сомнению право Умарова быть главным. Арби Евмирзаева, единственного командира, не признававшего кавказского амира, убили в феврале во время спецоперации. По информации Newsweek, раскол наметился лишь после терактов в московском метро 29 марта. В кругах, близких к подполью, рассказывают, что там стало полной неожиданностью заявление Умарова о том, что он берет на себя ответственность за взрывы в московском метро. Одни критиковали теракт как нецелесообразный и не вполне соответствующий нормам ислама, другие заявляли, что не стоило впутывать в это дело женщин. Тогда же возникла версия, что Умаров почему-то прикрыл своим авторитетом самодеятельность другого амира, который и организовал взрывы.

Потом у недовольных возникли еще претензии и вопросы. Например, через месяц после московских терактов в Дагестане был убит Магомед Исагаджиев, которого обвиняли в том, что он их организовал. Близкий к подполью источник пересказывал Newsweek: мол, Исагаджиев действительно привез смертниц в Москву, в тот же день, 29 марта, его задержали, сразу же отпустили, а потом ликвидировали. «Какие-то странные игры»,—объяснил источник.

Сторонники Умарова отвергли упреки нецелесообразности московских взрывов, а оппонентов обвинили в «ихванизме»—подмене норм шариата рассуждениями о пользе и вреде. Но даже среди боевиков, лояльных Доку Умарову, далеко не все поддержали его заявление, в котором он оправдывал и брал на себя ответственность за теракт, направленный против мирных людей. Например, в июне лидер боевиков Кабардино-Балкарии Аскер Джаппуев в особом обращении подчеркивал, что женщины и дети, пострадавшие в последнее время от подконтрольных ему бойцов, были случайными жертвами.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА БУНТА

Но дело, видимо, не только в московских терактах. Источник, близкий к чеченскому МВД, рассказывает, что перед тем, как было опубликовано первое видеообращение Умарова, произошла встреча руководителей подполья. На ней раскольники Вадалов, Гакаев и Муханнад обвинили главного амира в целом ряде провалов последнего времени. Речь шла и об аресте ингушского командира Магаса, и о ликвидации влиятельных фигур вроде Анзора Астемирова и Саида Бурятского. Боевики заволновались, не прекратится ли в связи со стремительной зачисткой лидеров дальнейшая финансовая поддержка Имарата из-за рубежа, за которую отвечал араб Муханнад.

По результатам этого разбора полетов Умарову и предложили уйти. Этот разговор, судя по всему, проходил в таком ключе, что у Умарова просто не оставалось выбора. Его фактически принудили заявить под запись, что он уступает свой пост Асламбеку Вадалову. При этом было решено, что видеозапись публиковать не будут, а просто покажут конкретным амирам. И уже когда они выскажут свое мнение, Умаров выступит с официальным заявлением о передаче власти.

Однако раскольники, видимо, были не уверены, что товарищи их поддержат, и сыграли на опережение. Уже на следующий день видео попало к руководству «Кавказ-центра» и было выложено на сайте. Тогда Умаров, который к тому моменту уже, очевидно, освободился от их опеки, выступил со своим вторым заявлением. Вадалов, Гакаев и Муханнад поняли, что переворот провалился, сложили с себя все партизанские посты и заявили о выходе из подчинения Умарову. Это их заявление, в отличие от предыдущих, было опубликовано не на «Кавказ-центре», а на малоизвестном сайте, связанном исключительно с чеченским подпольем.

Дальнейшие события показали, что Имарат Кавказ—куда более прочное образование, чем это казалось тому же Рамзану Кадырову, который неоднократно утверждал, что Умаров давно никем не командует. Практически все кавказские амиры поспешили присягнуть Умарову. Среди них главный тяжеловес—Магомедали Вагабов, недавно объявленный амиром Дагестана. В своем послании он говорит, что Умаров ни разу не отдавал приказов, противоречащих исламским принципам, и даже если он совершал ошибки, то их можно было вынести на шариатский суд. Чеченских же амиров Вагабов призвал вернуться под крыло к Умарову. Он дал понять мятежникам, что пока никаких мер к ним принимать не будут, но если они продолжат вносить смуту, то станут врагами.

ПОЩАДЫ НЕ БУДЕТ

Пока не известно ни об одном полевом командире за пределами Чечни, который бы поддержал раскольников. Впрочем, это может означать лишь, что Умаров и его ближний круг хорошо контролируют интернет-ресурсы Имарата. Об этом косвенно свидетельствует приказ Вагабова, появившийся на прошлой неделе. Он объявил сайт джамаата «Шариат» единственным официальным СМИ дагестанского подполья. В приказе также значится, что любое сообщение от руководства дагестанского фронта, опубликованное не на сайте джамаата, следует считать недействительным и рассматривать как возможную провокацию. Скорее всего, Вагабов понимает, что и в его вотчине есть потенциальные противники Умарова, и таким образом пытается лишить их трибуны.

Несмотря на парад лояльности Умарову, вряд ли конфликт между такими крупными фигурами, к тому же вынесенный на всеобщее обозрение, можно просто замять. Трое мятежных командира, по разным данным, вместе контролируют до 700 боевиков—это треть всего кавказского актива подпольщиков. Самый влиятельный из них—Хусейн Гакаев, считавшийся до последнего времени амиром чеченского фронта. Именно на его базах готовили террористов-смертников, совершивших прошлым летом серию самоподрывов в Чечне. В августе 2009 года Рамзан Кадыров дал силовикам специальное поручение «об уничтожении лидеров бандподполья», где Хусейн, его брат Муслим и Доку Умаров стояли в одном ряду.

Главный редактор портала «Кавказский узел» Григорий Шведов полагает, что сейчас антиумаровская оппозиция может вернуться на национал-освободительную политическую платформу, на которой стояли все чеченские боевики вплоть до 2007 года. В лондонском окружении ичкерийского экс-министра Ахмеда Закаева уже говорят о том, что Вадалову и Гакаеву давно надоела эта «ваххабитская авантюра с Имаратом Кавказ, затеянная Умаровым три года назад». Израильский эксперт в кавказских вопросах Авраам Шмулевич видит для мятежников другой выход: перейти на сторону Рамзана Кадырова. Сам Кадыров, впрочем, уже успел заявить, что пощады не будет никому, и вне зависимости от того, кто считает себя амиром, всех найдут и уничтожат.

Расколы в среде кавказских боевиков очень редки. «Русский Newsweek» решил вспомнить пять громких ссор.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: