Армия бездомных

Власти обещают в срок обеспечить военных жильем. В армии боятся, что это будет сделано с помощью чистки очередей на квартиры

Еще год назад подполковник Сергей Верба был главным по финансам Коломенского высшего артиллерийского училища и распоряжался миллионами. В прошлом декабре он попал под первую волну военной реформы: училище расформировали, офицеров вывели за штат, и теперь в распоряжении подполковника одна комната площадью 15 кв. м – он так и остался жить в казарме с женой и двумя детьми. Устроиться по специальности Верба не может, потому что пока приписан к части. По закону, Минобороны должно каждому офицеру по квартире, вот Верба и ждет ее, а пока подрабатывает сторожем.
«Лучше украл бы тогда парочку миллионов и хату себе купил», – то ли в шутку, то ли всерьез говорит офицер. По данным Минобороны, в жилье сейчас нуждаются 90 000 военнослужащих. Скоро их будет еще больше: по плану реформы с декабря грядет вторая волна сокращений. Всего до 2012 года из армии будут уволены 160 000 офицеров. Десятки тысяч человек уже отправлены за штат и ждут квартиру, как подполковник Верба. Перед людьми непростой выбор: либо поверить властям и ждать жилплощади до победного конца, либо терять квартиру и досрочно уходить на гражданку, чтобы зарабатывать деньги.
На прошлой неделе президент и два министра пытались успокоить военных. Глава Минфина Алексей Кудрин заявил, что квартирный вопрос будет решен уже в 2010 году. Министр обороны Анатолий Сердюков тоже пообещал: несмотря на кризис, жилищная программа сорвана не будет. «Все силы направляйте на решение именно этой задачи», – напутствовал президент Медведев. Чиновники понимают: ситуация накалилась до предела. «Во многих гарнизонах бездомные офицеры открыто заявляют, что пора брать в руки оружие», – говорит собеседник Newsweek в центральном аппарате Минобороны.
Сами офицеры боятся, что квартирный вопрос будет решен по-кризисному: не за счет строительства новых метров, а за счет уменьшения числа военных, которые могут на эти метры претендовать. Сразу несколько источников Newsweek в армии говорят, что руководство Минобороны рассылает в войсковые части комиссии, чтобы проредить очередников. Это притом что министерство еще не выполнило своих обязательств перед тысячами офицеров, которых уволили до начала реформы.

ТЯЖЕЛО АРТИЛЛЕРИИ

Недавно на письмо коломенских артиллеристов пришла отписка из Минобороны: «Отдел расформирован, ответ дать не можем». Под реформенное сокращение попали не только офицеры училища, но и министерские чиновники, которые занимались коломенским квартирным вопросом. Высшее артиллерийское командное училище (ВАКУ) находится в центре города. Холодный ветер гоняет по плацу пакеты из-под молока, на детской площадке – горы мусора. В казарме, приспособленной под офицерское общежитие, хозяйничают крысы. На стенах – черная плесень, в кранах – ржавая вода. Вода только холодная, горячей нет почти год.
«Дети постоянно болеют: моешь ребенку голову, а у него попа мерзнет», – говорит Виктория Гапонова. Ее мужу – подполковнику Валерию Гапонову 44 года, из них 24 он прослужил в армии. Два года воевал в Чечне. Теперь он уволен «с оставлением в списках очередников части». То есть теоретически за ним признано право на квартиру. «Всю жизнь мотались по служебным, дочке уже девять, сыну четыре, а теперь даже туалет один на весь этаж», – говорит Гапонов. В декабре, когда училище расформировали, он был в очереди 131-м. Тогда же в очередь влились 120 офицеров, которых вывели за штат. Через два месяца к ним присоединятся еще сто. В этом году квартиру не получил ни один из жильцов офицерской казармы. Недавно Гапонов выяснил, что очередь ликвидирована – их просто прикрепили к другой воинской части, где тоже была своя очередь. Теперь коломенские офицеры даже не знают, какой у кого номер.
Во вторую чеченскую кампанию Мария Осипова два года служила фельдшером в военном госпитале. Ее муж подполковник Дмитрий Осипов работал в нем начальником медслужбы. В Чечне она переболела перитонитом и не может забеременеть естественным путем. Минобороны отказалось оплатить ей экстракорпоральное оплодотворение. У семьи денег на это нет: вдвоем они зарабатывают около 30 000 рублей, а ЭКО в семь раз дороже. Две попытки им оплатило правительство Московской области, но ничего не получилось. Тогда они решили усыновить ребенка, но им отказали, узнав, что Осиповы живут в казарме.
«Никакой помощи от государства, интересы которого мы защищали, нет. Нас просто использовали», – говорит Мария Осипова. В графе «прописка» в паспортах военных значится «территория ВАКУ». Фактически это адрес, которого нет. Банки отказывают военным в кредитах. «В Чечне все восстановили, а мы живем хуже бомжей», – говорит капитан Денис Васецкий, который провоевал в Чечне больше двух лет. По закону, офицеры расформированного ВАКУ могут выбрать жилье в любом регионе России. Гапонов решил остаться в Коломне. В городе еще два года назад построили дом для военных, но он до сих пор не сдан. Артиллеристы в отчаянии – грозятся выйти и перекрыть трассу Москва–Рязань.

ССЫЛКА НА СЕВЕР

На Северном флоте офицеры уже создали общественное движение обманутых военнослужащих. Глава Мурманского отделения движения подполковник запаса Сергей Клименченко уверен, что Минобороны сокращает истинное число людей, которые реально нуждаются в улучшении жилищных условий. «Ищут любые возможности, чтобы сократить число очередников до минимума и просто отчитаться перед правительством, что вопрос закрыт», – говорит Клименченко. До конца года на Северном флоте будет сокращено около 30 000 военнослужащих, говорит председатель общественной организации «Забытый полк» Елена Васильева. Без квартир окажется как минимум 10 000 человек, прогнозирует Клименченко.
В сентябре объявили о сокращении 850 военнослужащих на военной авиабазе Североморск-1. Приехала комиссия из Москвы – проверила списки очередников. Оказалось, что никто не имеет права на получение жилья в другом регионе. Как объясняет Клименченко, комиссия ухватилась за противоречие двух законов: Жилищного кодекса и Закона «О статусе военнослужащих». Чтобы рассчитывать на квартиру в других регионах России, офицеры должны заранее перевести свое жилье в Североморске в разряд служебного. По закону о статусе – это можно делать за три года до приказа, а по Жилищному кодексу – за пять лет. Офицеры все сделали согласно Закону «О статусе военнослужащего», а комиссия сказала, что надо было руководствоваться кодексом. И вычеркнула военных из очереди. Теперь они считаются обеспеченными жильем на Севере. «Люди ехали сюда служить, а не жить. Бросать военных пенсионеров в глухих заполярных гарнизонах просто подло», – говорит Сергей Клименченко.
Что делать с военными пенсионерами, которые стали жертвами законодательных неувязок, никто не знает. На Северном флоте в такую ситуацию попали 2000 человек. Они уволились с 1998 по 2004 года и ждали жилья согласно директиве собственного командующего. А в 2005 году вступил в силу новый Жилищный кодекс, и директиву отменили. В результате старую очередь закрыли, а жилье стали раздавать уволенным «новичкам». Капитан 2-го ранга подводник Николай Астрейко, закончив службу, собирался переехать из гарнизона Гаджиево в Ленинградскую или Смоленскую область. Квартиру ему не дали и посоветовали сначала переехать, а потом уже на месте хлопотать насчет жилья.
«У меня жена, двое детей. Мы не можем жить на вокзале», – говорит Астрейко. Купить квартиру он не может. На плавремонтном заводе, где работает пенсионер, зарплата 20 000 рублей со всеми надбавками. «Мы 35 лет живем за колючей проволокой. Вырваться никак не можем», – вздыхает Александра Саяпина из Оленегорска-8. Офицерам предлагают вставать в гражданскую очередь на отселение с Севера. В Гаджиеве в такой очереди около тысячи семей. В год им выделяют 15–20 квартир. Если встать в очередь сейчас, то переехать получится только лет через 50.

В СПИСКАХ НЕ ЗНАЧИТСЯ

В попытках Минобороны разобраться с тем, кому давать жилье, а кому нет, есть своя логика. «Есть те, кто просто хочет улучшить свои условия. Переехать на новое место жительства, а старую квартиру оставить детям», – говорит эксперт по военной экономике из Института экономики переходного периода Виталий Цымбал. По его словам, очередь надо перетрясти – сфера обеспечения жильем пронизана коррупцией: идет двойная продажа, постановка в очередь «мертвых душ». Но в основном очереди сокращают за счет тех, кто попал в законодательные ловушки. А сама коррупция становится еще одним сдерживающим фактором разрастания очереди. «Зачастую, чтобы встать в очередь, молодой офицер должен платить мзду до $10 000», – говорит руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок. Такие же цифры называют и офицеры из гарнизонов на Дальнем Востоке и Северном Кавказе. На планы правительства по выделению военным жилья давят и старые проблемы. Жертвы жилищных мошенников теперь подают в суд на военных строителей.
В середине сентября полковник Евгений Абрашкин из Самары потребовал привлечь к уголовной ответственности руководство ФГУП «Волжско-Уральское строительное управление МО». «Имела место двойная продажа квартир. Документы сделали задним числом», – уверяет Абрашкин. Полковник выбыл из списков очередников еще в 2005 году, но квартиру до сих пор не получил. В сентябре он забросил в свою старую «девятку» подушку и одеяло, забрался внутрь и объявил голодовку.
Бездомным полковник стал по решению суда: 28 августа приставы выселили Абрашкина вместе с женой и сыном из квартиры. Полковник получил жилье в доме для военнослужащих четыре года назад, успел сделать в «трешке» ремонт и справить новоселье. А в 2007 году у квартиры объявился новый хозяин – предприниматель Бисенгали Сабиров, который и отсудил квартиру у военного пенсионера. Разразился скандал. По официальной версии, путаница с документами произошла из-за нехватки средств у подрядчика во время строительства: часть квартир они продали гражданским лицам, несмотря на то, что жилье строили специально для военных. Только у квартиры Абрашкина меньше чем за две недели сменилось три собственника. Чтобы уладить вопрос, военное руководство выделило Абрашкину временную квартиру и пообещало взамен новую в строящемся доме. Как говорит полковник, этот дом не могут сдать уже целый год. По официальным данным, очередь на жилье в Самарском гарнизоне – 1500 человек. Абрашкин утверждает, что нуждающихся в полтора раза больше.
Сейчас увольняют в первую очередь тех, кто обеспечен жильем. Как говорит собеседник Newsweek из жилищной комиссии штаба 2-й армии, тех, у кого проблема с жильем не решена, «выводят в распоряжение». Попасть за штат или в распоряжение – это все равно, что стать крепостным крестьянином в царской России. Офицер может ждать квартиры и три, и четыре года. «Ты прикреплен к части и не можешь работать на гражданке, тебя просто никуда не берут. При этом ты теряешь 30% в денежном довольствии и можешь добиться выплат лишь через суд», – говорит полковник Иван С. В судебных делах он уже поднаторел. Три раза подавал иски против своей военной части, чтобы получить положенные выплаты – 5000 рублей в месяц. Теперь он судится за квартальную премию.
А в Шаталовском авиаполку Смоленской области вывели за штат всех, кому за 45. Квартир никому не дали. Военный летчик подполковник Григорий Рябуха ждет жилья уже 19 лет, полковник Владимир Жданов – 15. Всего таких пенсионеров – 94 человека. Судьба единственного разведывательного авиаполка на западном направлении уже решена – его переводят в Нововоронеж. «Там ничего не готово: молодых летчиков отправляют в екатерининские казармы, а их жены будут стеречь аэродром», – возмущается полковник Николай Палалога. 1500 бетонных плит с аэродрома уже вывезены в неизвестном направлении, жалуются летчики. О бесцеремонном отношении с техникой и людьми они написали в комитет по обороне Совета Федерации. На днях получили ответ – все идет по плану Верховного главнокомандующего.

Обращение к командующему Краснознамённым Северным флотом вице-адмиралу В. Высоцкому

скачать

Обращение от офицеров и мичманов запаса

скачать

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: