Адвокат Денис Ануфриев: «Я – махровый оптимист»

Задав один и тот же вопрос «Как вы считаете, стала ли Россия правовым, демократическим государством?» различным своим друзьям, жене и родителям, я получил совершенно различные ответы. Друзья сказали, что мы живем в концлагере, но уже привыкли. Жена ответила, что лучше бы я вымыл посуду. Родители же неожиданно разговорились, и по их словам вышло, что вполне даже демократично мы живем.

Разумеется, я не мог не спросить об этом свою старенькую еврейскую бабушку. Ее ответ как всегда был афористичным и я тут же записал его на обрывок газеты «АиФ»: «Для каждого государство, сынок, свое».

Как видите, на этом можно было бы и закончить. Но я решил обратиться к профессионалу, который сталкивается с правовыми аспектами нашей жизни каждый день – одному из видных адвокатов, Денису Ануфриеву. Денис известен тем, что берется на реально сложные дела, прилагая максимум усилий для защиты своего клиента. Денис имеет юридический стаж с 1994 года, участвовал в более чем 400 делах самого широкого спектра – от сугубо уголовных до административных нарушений.

Вы сами сейчас убедитесь в том, насколько это неординарный, профессиональный человек. Это интервью можно просто добавлять в закладки.

Адвокат Денис Ануфриев

Денис, добрый день! Как начинается утро адвоката и сколько кофе Вы выпиваете в течение дня? :)

Здравствуйте, Андрей! Не думаю, что утро адвоката как-то отличается от утра врача или учителя. Самое главное – проснуться отдохнувшим, с хорошим настроением и с установкой на успех. Со школьных времен, привычка собирать портфель с вечера, плавно перекочевала во взрослую жизнь, и именно поэтому утро проходит спокойно и размеренно. Но, как правило, до выхода из дома есть не более 1,5 часов. Поэтому, чашечку свежесваренного кофе с овсяным печеньем на завтрак, считаю не просто необходимой, но и достаточной. В течение же дня, как правило, предпочитаю пить зеленый чай или морковный сок.

Расскажите о себе, пожалуйста. Сколько Вам сейчас лет, откуда родом Вы сами и Ваши родители?

Через месяц мне исполнится всего 33 года. Родился я в шахтерском городе Бакал Саткинского района Челябинской области, куда по распределению после медицинского училища, направили моих родителей. Родители родом с Урала. Потом жил в Кумертау, Череповце, Вологде, Санкт-Петербурге, и только в 1996 году оказался в Москве. Москва мне нравится, масштабом, ритмом и возможностями, поэтому я здесь надолго, а может и навсегда.

Довольно симпатичная девушка в твиттере интересуется, женаты ли Вы, есть ли у Вас московская прописка и кто Вы по знаку зодиака :)

По знаку зодиака я Близнец. Официально не женат, НО, у меня есть два замечательных сына Егор и Захар, и спутница, имя ее Лариса. Я не являюсь носителем штампа с московской регистрацией, вполне устраивает имеющаяся принадлежность  к Санкт-Петербургу. Мне нравится этот город с его каналами, разводными мостами и белыми ночами. И я довольно часто езжу в Санкт-Петербург!

Денис, задам Вам тот же вопрос, которым мучил своих родственников – мы сейчас живем в правовом государстве? И, вообще, чисто по Вашему мнению, что такое правовое государство?

Ответ на данный вопрос может получиться достаточно объемным и многогранным. Поэтому, не  вдаваясь в долгие рассуждения, могу высказать свою точку зрения на окружающую действительность. У России есть все предпосылки стать правовым государством, и в этом направлении ведется активная работа. Параллельно формируется гражданское общество, преодолевается правовой нигилизм, однако, темпы этого развития низки. Мы проходим определенный путь, не в полной мере опираясь на опыт более развитых стран.

Иными словами, постоянно наступаем на уже известные грабли. А пока Российская модель правового государства не совсем вписывается в само определение данного политического института. В правовом государстве гарантировано равноправие всех граждан, в том числе и правителей, перед законом. В нашем государстве, к сожалению, пока есть более правые. Это обуславливается низким уровнем престижа и эффективности права, в условиях, когда  верховенство закона не превалирует во всех сферах жизни общества и не создаются эффективные  формы контроля и надзора за соблюдением законности.

Наличие подобной ситуации не позволяет государству считаться правовым. Все происходящее ассоциируется (по Е. Летову) с экспериментом, пошедшим не по тому сценарию. Необходимо исправлять ситуацию, но не путем “завинчивания гаек”, а путем анализа и необходимых реформ. При этом отмечу, что качество Российской законодательной базы достаточно высоко, но человеческий фактор и используемый административный ресурс, зачастую, препятствуют соблюдению и исполнению прописанных норм. Таким образом, основными элементами правового государства являются – верховенство закона, независимый справедливый суд, обеспечивающий это верховенство, развитое гражданское общество, ответственная власть и экономика.

Работа адвоката связана с постоянным нервным напряжением. Как часто Вы реально чувствуете, что ну просто невозможно работать дальше, или ужасно неприятно работать с конкретным человеком?

Считаю, что недопустимо пропускать все через себя. Можно спечься, разочароваться и тогда успех будет слишком призрачен или вовсе недостижим. Голова юриста должна быть ясной, свободной от лишних мыслей и ненужных переживаний. Необходимо трезво подойти к оценке предстоящей работы по конкретному делу. Адвокат самостоятельно разрабатывает стратегию и тактику защиты своего доверителя. Как правило, сложностей с доверителями не возникает, ведь он выбрал тебя и доверился тебе. Самое главное, довести до понимания доверителя, что необходимо предпринять по его делу, когда необходимо предпринять, и на какой реальный результат нацелена вся работа. Ведь максимум по делу не всегда достижим, надо ставить реальные цели, на достижение которых и направляется вся работа. Однако, как “махровый” оптимист я частенько пытаюсь выжать из дела максимум и верю, что он достижим, поэтому реальную цель, для себя, считаю промежуточной! Но, могу сказать, что понимание перспективы достигнуть максимальный результат, не должно идти в разрез со здравым смыслом. В противном случае может выйти всем знакомая ситуация – как рыба об лед. Но, данное понимание приходит вместе с накапливаемым опытом, как правило, практическим.

Ваш стаж с 1994 года. Расскажите вкратце, какое у Вас образование, что Вы заканчивали. И… собственно, почему именно адвокат?

Высшее юридическое образование я получил в Московской государственной юридической академии. В 2005 году закончил обучение в аспирантуре в Российской академии государственной службы при Президенте РФ, защитив кандидатскую диссертацию.

Почему именно адвокат? Пошел по стопам отца. Он после медицинского училища поступил в БашГУ на юридический факультет и, закончив обучение, вступил в ряды адвокатов. Кстати, до настоящего времени отец активно занимается адвокатской деятельностью и является достаточно известным представителем профессии. Любовь к этой благородной профессии и передалась мне от него.

В 94-ом году мне было 14 лет, но даже я помню всю эту постперестроечную хрень, беззаконие, малиновые пиджаки и цыган, которые варили винт у нас на седьмом этаже. Опять-таки просто по Вашим личным ощущениям, Россия стала более правовым, законным государством с тех пор? Жизнь стала лучше или Сталина бы на нас всех?

Вот Сталина точно не надо! А по поводу того, стала ли Россия с тех времен более правовым государством или нет – правовое поле, как фундамент для формирования правоприменительной практики, создано. Формированию же правоприменительной практики, основанной на верховенстве закона, мешают кризисные явления внутри  судебной системы.  Так что эффективность законов и нормативно-правовых актов в целом, зависит, от преодоления этих кризисных явлений и от того, какой будет правоприменительная практика. Можно считать, что Россия твердо стоит на пути реализации правовых начал, и, в том числе, от нас с вами зависит, за какой срок этот путь будет преодолен. И лишь по прошествии пути можно будет провести системный анализ, результаты которого и покажут, стала ли Россия правовым государством или нет.

Вопрос вертится в голове, не могу не задать его – как Вы относитесь к «синим ведеркам»? :) Как Вы относитесь к мигалкам и считаете ли нужным, важным, эффективным общественную активность, акции, выступления простых людей? Или они просто тупо чего-то недопонимают?

Достаточно интересный вопрос, так как я сам передвигаюсь на автомобиле и постоянно вижу синие мигалки. В моем производстве находится много дел, связанных с лишением водительских удостоверений.

Но, что касается мигалок. Мигалки, сами по себе, никаких эмоций не вызывают. Но вот использование мигалки в качестве средства, позволяющего систематически отклоняться от правил, считаю недопустимым. Кстати, это к вопросу о более правых!

Считаю, что мигалкой необходимо разрешить пользоваться только Президенту РФ, Председателю Правительства, Председателю Государственной Думы и Председателю Совета Федерации. При этом нет необходимости перекрывать дороги для движения кортежей, иначе все это наводит на мысли о презрительном отношении к гражданам, таким же участникам дорожного движения.

Что касается синих ведерок и акций, то думаю, что все это спровоцировано самой властью, не желающей или не способной вести цивилизованный диалог с гражданами и общественными объединениями. Я сам участвовал в акции, проводившейся ФАР 20 марта 2010 года на набережной Шевченко. Такого количества сотрудников МВД, стоявших в оцеплении, я не видел никогда. У меня даже создалось впечатление, что Россия действительно полицейское государство. Но в этом есть и положительный момент – власть понимает силу гражданского негодования. Хочется, чтобы понимание силы перешло в понимание меры, вылившееся в конструктивный диалог. Пока этого не произойдет, выступления и акции будут только набирать обороты.

По сравнению с 90-ми, увеличилась ли гарантия того, что невиновный будет осужден?

Кратко. Невиновность надо доказывать, несмотря на декларируемую презумпцию невиновности. Активная позиция по доказыванию необходима! Но, если осудить и посадить решат, то, как показал пример с Ходорковским, будет исполнено. Как правило, данное утверждение касается, в большей мере, представителей бизнес-кругов. Это еще раз доказывает всю кризисность судебной системы и неспособность судей быть объективными, в силу своей зависимости.

Денис, у нас нет невиновных, потому что в КПЗ сидят годами, потом присуждают срок, равный этим годам и как бы отпускают. Всё это до сих пор актуально?

Невиновные, конечно же, есть. И невиновность доказывается, не смотря на трудности и нежелание должностных лиц, ответственных за ход следствия. Доказать невиновность невинного или добиться максимально мягкого наказания для лица, преступившего закон – моя работа. К своей работе я подхожу ответственно.

Мне очень интересна сама профессия адвоката. Люди об адвокатах говорят разное – одни считают их продажными тварями, которые являются посредниками в передаче взятке судье, вторые сталкивались действительно с честными, хорошими парнями, которые старались сделать всё по букве закона. Каким должен быть адвокат в современном обществе?

Адвокат – не пособник и не почтальон, переносящий конверты с деньгами! К сожалению, подобные проявления “решения вопросов” в адвокатуре встречаются. Но адвокатов честных, знающих свое дело и потому использующих исключительно букву закона, значительно больше.

Вам всегда удается следовать букве закона?

К счастью да! И именно поэтому по ночам сплю спокойно и не переживаю, что за мной могут прийти люди в форме. При этом могу сказать, что предложения “купить правосудие” поступали, и не только от клиентов. Но в своей позиции я категоричен.

Адвокат Денис Ануфриев с Президентом Гильдии российских адвокатов и Президент Адвокатской палаты Московской области

400 дел – это довольно много. Это вообще-то говоря, офигенно много. Сколько из них выигрышных?

Нельзя однозначно ответить, что столько-то выигранных, а столько-то проигранных. Ни у одного адвоката нет 100% результата по всем делам. Дело считается выигранным в зависимости от результативности в достижении поставленной цели. Как правило, мои доверители довольны теми результатами, которых я добиваюсь.

Денис, перечислите, пожалуйста, какими направлениями Вы занимаетесь? Я уже понял, что это и уголовные дела, и административные. Можете немного конкретизировать?

Я не стараюсь себя ограничивать какими-то конкретными направлениями в деятельности. Просто так сложилось, что большую часть моих дел составляют уголовные, административные и гражданские дела. Но я занимаюсь и арбитражной практикой, и юридическим сопровождением деятельности организаций, а так же консультационной деятельностью, в том числе и подготовкой необходимых документов для суда – это иски, жалобы, отзывы, возражения, ходатайства и т.д. У меня есть своя команда юристов, и в целях оперативного оказания юридических услуг, приходится распределять часть работы. Естественно, что подобное распределение функций ни коим образом не идет в ущерб качеству предоставляемых услуг. Я лично изучаю каждое дело и контролирую весь ход процесса, внося свои коррективы.

Очень интересно, что у Вас на самом деле множество публикаций. То есть Вы в некотором роде и ученый? Вас увлекает исследование проблем права?

Я люблю писать. Обучаясь в аспирантуре, писал очень много. Когда заканчивал диссертацию, то не мог остановиться и из 120-130 определенных нормативом листов, написал 196. Получилось многовато, по мнению Высшей аттестационной комиссии, но интересно.  К тому же, писать о какой-то проблеме интересно вдвойне. А если предлагаешь еще и возможные пути решения этой проблемы, то это уже элементы новизны и рационализаторства.

Я знаю, что в Соединенных Штатах Америки, например, для того, чтобы заниматься адвокатской практикой, нужно сдать очень серьезный экзамен, который часто не могут сдать даже обладатели степени доктора юридических наук. Как думаете, и у нас его введут?

Подобный экзамен введен в России уже давно. В 2002 году был принят закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ”. Именно этим законом и предусматривается сдача квалификационного экзамена для приобретения статуса адвоката.

Денис, какие чувства Вы испытываете, когда входите в камеру к подзащитному? Сосредоточенность, волнение…?

Ну, в камеры я не вхожу, для встреч есть специально оборудованные кабинеты. А вот само пребывание в следственных изоляторах уже само по себе волнительно. Ты прекрасно понимаешь, что человек, чью защиту ты осуществляешь, надеется и верит тебе. Приходится прилагать большие усилия по делу, чтобы достичь цели и не допустить разочарования в выборе защитника. Естественно, что без сосредоточенности нет смысла идти в изолятор. Мы же там не анекдоты друг другу рассказываем за чаем, а обсуждаем линию защиты, этапы и действия. Однако, хороший анекдот для разрядки не является помехой.

Были дела, которые вызывали общественный резонанс и Вас засветили по телевизору? :)

Было дело и с засвечиванием на радио, и по телевизору.

Не так давно моим доверителем по уголовному делу был один из организаторов Международного авиационно-космического салона. Я опущу все подробности, но скажу, что он провел под следствием 2 месяца в СИЗО “Матросская тишина”. После судебного заседания в Измайловском районном суде г. Москвы, он был освобожден из-под стражи в зале судебного заседания с прекращением уголовного дела. Результат по тому делу устроил более чем, и моего доверителя, и меня. Много было и других интересных дел, но зачем оглядываться назад, когда необходимо смотреть вперед и покорять новые вершины!

Денис, большое спасибо за подробные ответы. Последним вопросом хотелось бы узнать Ваше мнение – что на данный момент нужно изменить в правоохранительной системе России, чтобы Вам работалось хоть немного легче?

В правоохранительных органах необходимо провести определенную чистку. Там скопилось слишком много непрофессионалов.

У меня в практике был такой случай, когда я задал дознавателю, молоденькой девушке, вопрос – “Какое у Вас образование? И какое учебное заведение Вы закончили?”. Ответ был весьма и весьма впечатляющим. “Среднее специальное училище – швея моторист. А сейчас поступила на заочное отделение милицейского училища”. То уголовное дело, которое она расследовала, было ее первым, и конечно же его прекратили, за отсутствием в действиях моего клиента состава преступления.

Вообще думаю, что надо обеспечить сотрудников правоохранительных органов достойным материальным содержанием, но количество этих сотрудников сократить, причем существенно. Повысить требование к их нравственному уровню и профессиональной подготовке и дать определенную свободу в принятии значимых решений. Чтобы они не заглядывали в рот начальнику следствия или дознания и прокурору. Слишком, слишком большая зависимость процессуально независимых участников уголовного производства.

Денис, Вам большое спасибо за развернутые, интересные ответы. Реально любопытно было с Вами побеседовать.

Для тех же, кому нужен настолько профессиональный адвокат – Денис ждет вас на своем сайте. Либо просто позвоните по телефону 7 (495) 364-30-66.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *