А табачок брось

Борьба с курением тоже может быть неплохим бизнесом

В 2008 году глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко объявил войну производителям «легких» сигарет и попытался закрыть две табачные фабрики—одну в Саратове, другую в Москве. Отраслевая газета «Русский табак» написала статью. Разумеется, в статье было написано, что главный санитарный врач в самый разгар кризиса хочет оставить без работы несколько тысяч человек. Тут в редакцию пришла проверка Роспотребнадзора. «Выяснили, что из семи наших мониторов два работают неправильно, а освещение в офисе не соответствует нормам»,—вспоминает главный редактор Максим Королев. На газету завели три административных дела.

Никотиновая зависимость мало того что очень сильна, она годами не отпускает человека. Бросив курить, всегда можно сорваться. Врачи сравнивают ее с эффектом от героина. Поэтому бороться с курением можно всю жизнь. В США 70% курящих хотели бы бросить курить, в России—46%. Каждая попытка бросить, пусть даже безуспешная, создает поле деятельности и для фармацевтических компаний, продающих средства от этой вредной привычки, и для общественных организаций, зарабатывающих авторитет и влияние.

ПИТОМЦЫ БЛУМБЕРГА

Врач и сопредседатель антитабачной организации АТАКа Кирилл Данишевский борется с курением с 2006 года. Как раз тогда фонд Майкла Блумберга, мэра Нью-Йорка и активного борца с курением, начал выдавать гранты в России. Чистое совпадение, уверяет Данишевский и указывает, что получал гранты не только от Блумберга. В 2007 году, например, $1млн от Университета английского города Бат. Более того, Данишевский критикует Блумберга за мягкость в табачных вопросах: «Я считаю, надо в ближайшие 20 лет полностью вывести сигареты с рынка. А те, кто курят уже сейчас, смогут покупать сигареты у врача без права передачи третьим лицам».

Другой известный антитабачный лоббист Дмитрий Янин, председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП), выступает если не за выдачу сигарет по рецептам, то по крайней мере за полный запрет торговли табаком в киосках—многочисленные проверки показывают, что там их легко продают несовершеннолетним.

А оппоненты Янина в этой связи с удовольствием отмечают, что его супруга занимает высокий пост в Х5 Retail Group, владеющей крупнейшими розничными сетями. Обороты торговли табаком в ларьках действительно огромные—примерно $7 млрд в год. Стоит их запретить, и выручка от этой торговли—вслед за курильщиками—перейдет в крупные магазины. Сам Янин пожимает плечами: «Я работаю еще и над тем, чтобы сигареты перестали продавать открыто в кассах супермаркетов, а просто выдавали каталог по запросу покупателя. И кого, скажете, я лоббирую на этот раз?»

Деньги на борьбу с курением от Блумберга приходили даже в Минздрав. В 2008 году министерство указывалось среди получателей гранта на сайте фонда. Однако когда эта новость попала в СМИ, информация с сайта пропала. «Фонд Блумберга тогда просто привлек нескольких сотрудников Минздрава в качестве экспертов. Думаю, это нормально»,—говорит Данишевский. Хотя закон запрещает российским чиновникам получать зарубежные гранты.

В ПОИСКАХ КЛИЕНТОВ

Никотин-заместительная терапия (НЗТ)—один из самых распространенных способов бросить курить с помощью медицины. Объем рынка НЗТ в России пока мал—всего $24 млн, в 16 раз меньше, чем в США. В России из-за болезней, связанных с курением, ежегодно вымирает город размером с Тверь или Магнитогорск, указывает директор московского офиса компании GlaxoSmithKline Healthcare Витольд Урбан: «И мы стали думать, что мы можем сделать».

Суть терапии в том, что пациент замещает никотин, поступающий в организм при курении, на менее вредный лекарственный никотин, а потом постепенно, в течение десяти недель, снижает дозировку до нуля. Никотин-заместительная терапия—это бизнес, и, как любой бизнес, он должен приносить доход, признает Урбан. Но, во-первых, подчеркивает фармацевт, не он создает себе клиентов—их создают табачные компании. И, во-вторых, пластыри не вызывают привыкания.

Фармацевты, торгующие средствами от курения, не создают себе клиентов. Но они в них нуждаются. «Табачникам нужны курильщики. А фармацевтам—те, кто бросает курить,—говорит директор Центра по изучению проблем взаимодействия власти и бизнеса Павел Толстых,—такие люди активнее всего покупают лейкопластыри и антидепрессанты. И чем дольше они бросают—тем лучше».

25 июля 2009 года Владимир Путин посетил молодежный форум на Селигере. Молодые инноваторы знакомили премьера со своим творчеством. 22-летняя Дарья Петренко, дочь Валентины Петренко, сенатора от Хакасии, показала Путину свой проект—электронную сигарету. Такая сигарета не выделяет дым, а значит, безвредна для окружающих. Считается, что и курящие меньше рискуют своим здоровьем. Вместо горящего табака в электронной сигарете маленькая емкость с содержащей никотин жидкостью. Емкость нагревается, и «курильщик» вдыхает пар. Премьеру разработка понравилась.

Электронные сигареты нельзя назвать инновацией: они были изобретены в Гонконге еще в 2003 году. Но для России год назад они были новостью. И после Селигера бизнес у Дарьи Петренко резко пошел в гору. Сегодня у нее своя компания: 60 точек продаж, объем реализации подбирается к $1 млн.

Бизнес есть бизнес, но эксперты Всемирной организации здравоохранения не верят, что электронные сигареты минимизируют вред от курения и помогают бросить курить. В Израиле, например, они запрещены. А борцы с курением указывают на тот факт, что отбором проектов для демонстрации премьеру на Селигере занималась член Общественной палаты, глава Общественного совета при Минсельхозе Надежда Школкина. Она же возглавляет Совет по развитию табачного рынка.

ОДИН В ПОЛЕ

Не все зарабатывают на борьбе с курением—по крайней мере в чисто материальном смысле. В табачной индустрии давно говорят, что с санитарным врачом Геннадием Онищенко договориться невозможно в принципе. «Ни один сигаретный лоббист в здравом уме не пойдет на встречу к Онищенко решать вопросы»,—подтверждает один из аналитиков табачного рынка.

Новый технический регламент на табак Онищенко считает слишком мягким и называет его «позорным компромиссом с табачниками». Одна из претензий: регламент не требует размещать на пачках вместе с надписями еще и изображения больных внутренностей курильщиков. Табачники утверждают, что проблемы нет. «Действующий техрегламент позволяет Минздравсоцразвития утвердить рисунки»,—пояснили в Philip Morris International. Но позволяет и не делать этого.

В итоге пугающих иллюстраций нет до сих пор. Уже в этом году Онищенко пытался вписать жесткое требование о рисунках в документы Таможенного союза—с 2012 года в России, Белоруссии и Казахстане должен действовать единый табачный регламент. Но неудачно.

Санитарный врач продолжает воевать с табаком и теми, кто им торгует,—тем более что и президент Медведев поддерживает инициативы, направленные против вредных привычек. Минздрав до конца года должен внести в правительство проект Национальной стратегии по борьбе с курением. Судьба этого документа покажет, кто на этот раз заработает очки на антитабачных лозунгах, и смогут ли производители сигарет в очередной раз смягчить направленный против них удар.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: