Европа работает по сортиментной технологии. Это когда один человек делает все: и валит, и обрубает сучья, и раскряжёвывает. В России всегда каждый занимался своим делом, а главным человеком был вальщик, который валит дерево. Раскряжёвкой и обрезкой сучьев занимаются раскряжёвщики и сучкорубы. Проблема в том, что профессионалов не хватает, и чем дальше от Европы, тем сложнее найти людей, которые это все умеют. Поэтому в большинстве случаев у нас тоже вальщик должен уметь производить все операции с деревом.

Почти нигде в мире не бывает так, чтобы снег в лесу лежал выше человеческого роста. А в России такое случается часто, и при этом дерево нужно спилить строго под корень. Поэтому вальщику дают специального человека, который должен сначала откопать дерево. Есть специальные лесохозяйственные правила, по которым высота пня не должна быть больше определенного максимума. Кроме того, вальщик должен не просто свалить дерево, а направить так, чтобы трактору потом было удобно его подцепить и увезти. Направить дерево в нужную сторону он должен независимо от того, в какую сторону дует ветер, в какую сторону наклонено дерево, какие у него крона и качество древесины. Если дерево упадет в другую сторону, то потребуется лишнее время, чтобы его развернуть. Значит, за день бригада вывезет меньше деревьев.

Вальщик должен уметь правильно делать три вещи: подпил, пропил и недопил. Сделать подпил – значит вырезать сектор, в котором будет делаться основной пропил. А в конце пропила по технике безопасности нужно оставить небольшую полоску, которая называется недопил. Ширина недопила зависит от того, какой наклон дерева, какова его толщина, какой в этот момент ветер. Кроме того, чтобы дерево упало в нужную сторону, используют клинья. Сделаны они из специального пластика, который по составу похож на древесину. Если вальщик заденет пилой этот клин, цепь не испортится. Еще мы применяем специальные валочные лопатки и топоры.

Повалив дерево, человек должен его раскряжевать (разрезать на части) строго под углом 90° независимо от того, под каким углом к земле лежит спиленное дерево. На всех соревнованиях лесорубов обязательно такой конкурс присутствует: бревна специально устанавливаются под разными углами, но резать нужно строго под углом 90°. От этого зависят сортность и качество досок. Поэтому у вальщика должен быть безупречный глазомер. После раскряжёвки производится обрезка сучьев, и тоже не абы как, потому что каждый лишний сантиметр, оставшийся после обрезки сучка,– это лишнее место при укладке и перевозке.

Зарабатывают вальщики не очень много. Тысяч пятьдесят в среднем. Заработок зависит от выработки, то есть от количества кубов поваленного леса. Существует дневная норма, например 100 кубов в день. Чтобы представить, сколько это, могу сказать, что тонкое дерево, ствол которого в диаметре сантиметров пятнадцать,– это всего 0,22 куба. То есть вальщику нужно свалить 500 деревьев в день. Но в Сибири одна ангарская сосна может тянуть на пять кубов, потому что стрелу она начинает делать на 18-м метре, а до этого толщина ствола будет около метра.

Водитель харвестера – машины, которая сама срезает и обрабатывает деревья, получает намного больше, потому что один такой харвестер заменяет 70 вальщиков. Но машина нерентабельна там, где лес разный и есть стволы либо слишком толстые, которые она захватить не в силах, либо, наоборот, слишком тонкие. Опять же машина не пройдет по болоту и много где еще, где пройдет вальщик. При этом даже повалить дерево – не самое главное. Главное – его вывезти. Именно поэтому с давних времен в России 70% леса заготавливается зимой, когда и болота замерзают, и речки, и лужи, и появляются зимники, по которым могут пройти лесовозы.

пень

За рубежом дорожная инфраструктура сильно отличается от нашей. Там уже в пяти километрах от любого леса обязательно есть дорога. Поэтому лес пилится на регламентируемую длину. В России эта длина – шесть метров, на Западе – четыре метра. Опять же зависит от технологии. Распространенная в Европе сортиментная технология предполагает, что потребитель близко. А у нас лес могут возить и за триста километров, поэтому работают по хлыстовой технологии, где хлыст (дерево целиком, но без сучьев) может быть и 18 метров длиной. И есть специальный человек, который обрезает лишнее, если хвосты торчат. Хлыстами возить на дальние расстояния выгоднее.

Можно валить дерево 50–70 лет. За это время оно достигает необходимой высоты. Хотя есть, к примеру, карельская береза – она необычайно красивая, но маленькая, кривенькая и высота ее не превышает четырех метров.

Есть деловая древесина, есть – дровяная. Мебель и дома делаются из деловой. Самая ценная часть древесины – нижняя, где нет сучков, так называемый первый отрез. Из нее делают, например, лыжи. Даже в пластиковых лыжах обязательно есть деревянная часть.

В Скандинавии вальщик учится четыре года. В России этому учат четыре дня. Там человек постигает не только основы валки, но и лесное законодательство, и еще очень много наук, связанных с лесом. Тут – сдаешь курс владения бензопилой, валишь одно дерево – и все. Тебе сразу присваивают квалификацию вальщика 6-го разряда. Причем это самый высший разряд. Вот такое у нас законодательство интересное. Курсы обучения имеются в каждой области, где есть лес. Хотя, конечно, «корочки» лесоруба у нас покупают точно так же, как водительские права. Проблема лишь в том, что профессия вальщика по уровню опасности и смертности сравнима с профессией шахтера. И если ты купил корочки, но понятия не имеешь, как валить дерево, пострадаешь и ты, и те, кто поблизости.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here