В конце XIX века железный конь пришел на смену фермерской лошадке – и раньше всего это произошло в Америке, где над усовершенствованием сельскохозяйственной техники бились два талантливых калифорнийских инженера, Бенджамин Холт и Дэниел Бест. Один открыл Holt Manufacturing Company; второму больше повезло с фамилией, и его фирма горделиво называлась Best Tractor Company. Независимо друг от друга инженеры предлагали фермерам машины, которые должны были существенно облегчить их труд. Однако крестьяне трактора приобретали вяло: они плохо окупались, с ними было много мороки, а главное – железные кони вязли в жирной и рыхлой почве.

Гусеницы и танки

Коммерческая необходимость подстегнула инженерную мысль Холта и Беста, и они разродились сразу несколькими изобретениями. Главным из них, как и на заре человечества, стало изобретение колеса, только на этот раз не круглого, а «бесконечного цепного колеса» – так называлось это чудо техники до тех пор, пока кто-то остроумный (говорят, это даже был сам Уинстон Черчилль) не придумал термин «гусеница» (сaterpillar). С ее появлением тяжелые машины перестали тонуть в земле, и фермеры стали считать не убытки, а прибыли, полученные от применения новой техники. А уж сколько заработали Холт и Бест…

В 1913 году продукция Holt Manufacturing Company пришла и в Россию: гусеничный трактор Холта выиграл золотую медаль в соревнованиях по вспашке – но чтобы в России на тракторах начали пахать, а не соревноваться, должно было пройти еще 20 лет.

А потом началась Первая мировая война, в которой изобретение калифорнийских инженеров сыграло заглавную роль, хотя аграрно ориентированные Холт и Бест ни о чем таком и не помышляли. Нет, Холт между делом придумал самоходную артиллерийскую установку, способную передвигаться со скоростью 45 километров в час и палить, но применения она в то время не получила. Зато Антанте очень пригодились холтовские трактора с гусеницами: легким движением руки они превращались в неуязвимые для германских пулеметов танки.

Тем не менее, на внедрение танков у британского военного командования ушло целых два года. Осатанев от бессмысленной и беспощадной траншейной войны, в ходе которой с 1914-го по 1916-й линия фронта продвинулась дай бог на 15 километров, военспецы задумались о радикальных технических способах изменения ситуации. Немцы сделали ставку на боевые дирижабли и отравляющие газы. А англичане придумали гусеничные броненосцы на основе заокеанских тракторов. Первым идею применения таких машин озвучил Эрнест Суинтон – офицер и писатель, а поддержал его Уинстон Черчилль, на тот момент первый лорд Адмиралтейства. Большинство военных отнеслись к идее скептически, однако Черчилль все-таки пробил финансирование, и в итоге Антанта получила высокопроходимые бронированные машины, которым ни пули, ни заграждения были нипочем. В процессе разработки монстра называли «сaterpillar» (то есть гусеница), но в документах для конспирации писали «tank» («цистерна»). Слово прижилось – и, возможно, тогда же родилась добрая традиция называть заводы по производству танков тракторными.

Впервые гусеничные боевые машины появились в 1916 году в битве при Сомме. А в 1918-м танки смогли изменить ход войны: 8 августа 456 машин прорвали германский фронт, и вскоре после этого германское командование объявило, что победить соперника, вооруженного танками, невозможно. К слову, Holt Manufacturing Company и C. L. Best Tractor Company, основанная сыном Беста, Кларенсом Лео, помогали победе не только технологиями: всю войну они исправно поставляли союзникам тягачи и двигатели для них.

Иллинойский тракторный завод

В 1925 году возникла компания, которую недолго думая назвали Сaterpillar. Бест-младший возглавил фирму и оставался на своем посту до 1951 года.

В октябре 1931 года Сaterpillar открыл единое сборочное производство, основав гигантский завод в городе Пеория, штат Иллинойс. Там же расположилась штаб-квартира компании. Выбор места объяснялся тем, что Иллинойс стал своеобразным промышленным центром посреди аграрных штатов, и там водилась квалифицированная рабочая сила. Окрестности Чикаго и Спрингфилда с XIX века были центром немецкой иммиграции – многие европейцы уезжали за океан, чтобы стать фермерами на незаселенных землях, и если денег на основание своего хозяйства переселенцам не хватало, они оставались в городах и становились рабочими на бурно развивающихся заводах. В 30-е годы немецкая дисциплинированность персонала обеспечила Сaterpillar явное лидерство в отрасли.

В 40-е компания, специализировавшаяся в основном на тракторах, добавила в ассортимент грейдеры и энергетические установки. В годы Второй мировой по заказу Пентагона Сaterpillar освоил производство двигателей для танка М4. А после войны компания начала мирное шествие по местам сражений, захватывая все новые и новые рынки. И несмотря на то что в Европе, озабоченной восстановлением собственной промышленности, ввели повышенные тарифы на ввоз американской продукции, Сat нашли способ обойти препоны, организовывав сборочные производства прямо на территории стран-импортеров. В 1950 году был открыт завод в Великобритании, а в 1963 году Сaterpillar основал в Японии совместное предприятие с Mitsubishi, нанеся коварный удар по конкурентам из Komatsu. Линейка продукции пополнилась карьерными самосвалами и землевозами, и компания готовилась к окончательному покорению мира – в своей отрасли, естественно.

Бастуют все!

Однако жестокий кризис есть и в истории Сaterpillar. В начале 80-х все было против компании – – начиная от дорогой нефти и заканчивая высоким курсом доллара: хотя продукция Cat стоила тех денег, которых за нее просили, платежеспособность клиентов резко упала, и они отвернулись от американских строительных монстров, переориентировавшись на японские. Komatsu отыгрались за унижения 60-х: их техника тоже была желтой, а просили за нее существенно меньшие деньги. В 1982 году продажи Сaterpillar сократились на 30%, а убытки составили $180 млн.

Что делать? Ждать попутного ветра или оптимизировать расходы? Руководство компании пошло, конечно, по второму пути: из 47 тысяч сотрудников Сaterpillar был уволен каждый четвертый, а оставшимся сократили зарплату на 10%. Ситуация, тем не менее, только ухудшилась: профсоюзы объявили настоящую войну капиталистам, и дело кончилось восьмимесячной забастовкой, после которой совету директоров осталось только ждать, когда рецессия на мировых рынках закончится.

Но мировой кризис, несмотря на прогнозы аналитиков компании, тянулся и тянулся, а конкуренты продолжали демпинговать. Чтобы сохранить производство и не закрывать зарубежные филиалы, Сaterpillar вынужден был перейти на бартерные расчеты с рядом клиентов и нанять антикризисного специалиста Георга Шефера, который предложил расширить ассортимент за счет малых агрегатов и перенести сборочные центры поближе к основным покупателям. К 1987 году ассортимент увеличился до 300 наименований, но штат пришлось еще сократить. Зато компания осталась на плаву – а тут еще и поднялся курс иены, то есть продукция Komatsu стала дорожать быстрее, чем у американских конкурентов.

И все-таки нужны были еще более решительные меры. Их предложил новый гендиректор Дональд Файтс, который заявил: «Если вы проигрываете в чем-то, вы проигрываете во всем». Согласно выработанной им стратегии, успех компании должны были принести три кита: децентрализация, четкое планирование бюджета и отказ от массовых сокращений. Caterpillar была разделена на тринадцать независимых центров и четыре сервисных дивизиона (позднее их количество увеличилось соответственно до семнадцати и пяти). Поощрялась внутренняя конкуренция между подразделениями, и благодаря ей время выхода нового продукта на рынок сократилось наполовину. Профсоюзы, однако, вновь объявили забастовку, но Файтсу и Caterpillar повезло: к началу стачки компания успела накопить серьезные запасы готовой продукции, и поставки не были сорваны. Товар на складах закончился почти одновременно с терпением профсоюзных лидеров, которые согласились на условия, предложенные руководством.

Сейчас Сaterpillar продает свою продукцию через разветвленную дилерскую сеть, и совокупный оборот дилеров вдвое превышает оборот головной фирмы. Каждый из дилеров обладает собственными запасами продукции и гарантирует замену любой детали в любой точке земного шара в течение 24 часов. В 2000 году завод открылся и в России – в городе Тосно под Петербургом. А в 2011 году Caterpillar приобрел компанию Bucyrus International и стал крупнейшим производителем одноковшовых экскаваторов.

Желтые карлики

Со строительной техникой контактирует не каждый из нас, а вот обувью пользуется большинство землян. Когда в кризисные годы Сaterpillar ломала голову над расширением ассортимента, идея выпускать ботинки многим казалась вполне безумной. Однако обувь от Сat помогла компании выжить – хотя бы за счет популяризации бренда. Лицензию на производство ботинок получила компания Сaterpillar Footwear Co – ее обувь поначалу даже внешне напоминала гусеничную продукцию головной фирмы, переняв прочность и практичность тракторов и экскаваторов, да и цвет тоже преобладал желтый. Однако в дальнейшем обувь стала гораздо более разнообразной, менее брутальной и не только рабочей, но и молодежной. Кроме того, появились сумки, рюкзаки, чемоданы, одежда и даже игрушки под маркой Сaterpillar: точные пластмассовые копии самосвалов и грейдеров пользуются большой популярностью у мальчишек.

В 1994 году Сaterpillar Footwear вошла в состав американской корпорации Wolverine World Wide, являющейся лидером в производстве туристической, спортивной, повседневной обуви и обуви для военных, но о поглощении тут говорить нельзя, ведь продукция под маркой Сat сейчас обеспечивает более половины продаж Wolverine World Wide.

Кроме того, компания выпускает мобильные телефоны и смартфоны, предназначенные для использования в экстремальных условиях. Аппараты считаются неубиваемыми: они не боятся ни воды, ни грязи, ни падения с двухметровой высоты, ни небольших взрывов – однако бросать их под гусеницы экскаваторов Сaterpillar мы все-таки не рекомендуем.

8 фактов о Сaterpillar

  1. Количество сотрудников компании превышает 100 тысяч человек.
  2. Производившийся в Челябинске трактор «Сталинец-60» был скопирован с модели Сat 60.
  3. Московское представительство Сaterpillar открылось в 1973 году.
  4. В 2008 году австралиец Рэй Бауман сконструировал мотоцикл длиной 9 метров, высотой 3 метра и весом в 13 тонн. Колеса для этого чуда техники предоставила компания Cat.
  5. Масса карьерного самосвала Caterpillar 797B – 623 690 кг. За один он перевозит до 345 тонн груза.
  6. Чистая прибыль компании в 2011 году составила $2,7 млрд.
  7. Для Cat разработаны самые большие в мире шины: они крепятся на 63-дюймовые (1,6 метра) диски.
  8. Объем ковша тяжелого фронтального погрузчика Cat – 5,5 кубометра, то есть фактически полный кузов обычного самосвала.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here