Убедить человека фактами невозможно. Почему обыватели не верят науке?

книга знания

«Человек, который в чем-то твердо убежден, трудно меняет свои убеждения. Скажи ему, что ты с ним не согласен – он отвернется. Покажи ему факты или цифры, и он поставит под сомнение источник, откуда они взяты. Апеллируй к логике – он не поймет, о чем вы».

Так написал выдающийся психолог из Стэнфордского университета Леон Фестингер. Приведенная выше цитата могла бы касаться отрицание глобального потепления или полетов американцев на Луну, однако на самом деле она была написана еще в 1950 году, когда Фестингер исследовал психологию группы фриков людей, которые верили в конец света и прилет инопланетян.

Миллионы людей верят, что американцы не летали на Луну. Десятки тысяч фотографий и десятки часов видеозаписей не способны изменить это убеждение Фестингер и несколько его коллег проникли к группе так называемых «Искателей», небольшого культа в регионе Чикаго. Его члены верили в то, что общаются с инопланетянами, в частности с неким «Санандой», которого они считали астральной инкарнацией Иисуса Христа. Лидером группы была Дороти Мартин, фанатичная исповедница психокульта «дианетики», которая переводила межзвездные сообщения путем автоматического письма.

Через нее инопланетяне назвали им точную дату конца света: 21 декабря 1954 года.

Некоторые из последователей Мартин бросили работу и продали свою собственность, рассчитывая, что их спасет летающая тарелка, когда континент развалиться на куски и новое море поглотит большинство территории Соединенных Штатов. Приверженцы культа зашли даже дальше: они снимали металлические застёжки лифчиков и молнии с ширинок, потому что считали, что этот металл опасен для космического корабля.

Фестингер и его команда были в составе культа, когда пророчество потерпело крах. Сначала «ребята сверху» (так окультисты называли инопланетян) не появились и не спасли «Искателей». Затем 21 декабря прошло без каких-либо катаклизмов. Именно этот момент и ожидал Фестингер: как люди, были настолько эмоционально вовлечены в систему своих верований, отреагируют на ее громкий провал?

Сначала группа «Искателей» в муках думала – почему так произошло. Но потом они нашли версию, которая все объяснила. Поступило новое сообщение от инопланетян, что объявило: всех спасли в последнюю минуту! Фестингер так выложил это внеземное утверждение: «Маленькая группа, которая сидела всю ночь, распространила от себя столько света, что Бог спас Землю от разрушения». Их вера в пророчество спасла Землю от этого пророчества!

С этого дня «Искатели», которые перед этим стеснялись прессы и не занимались распространением своего учения, начали активно его учить. «Их навязчивость была невероятной», — написал Фестингер. Разрушение всех их верований сделало их еще более уверенными в этих верованиях.

Какая вакцинация? Она же убивает людей.

В истории человеческого самообмана «Искатели» является одним из наиболее полярных случаев. Они потеряли работу, из них насмехалась пресса, были попытки запретить им влиять на молодежь с ее уязвимой ведомости. Но хоть этот «космический культ» лежит на крайний позиции в спектре самообмана людей, есть много ситуаций таких же, но менее радикальных.

Более того, со времен Фестингера ряд новых исследований в психологии и нейробиологии показала, как наши предварительно существующие верования – а не новые факты – создают перекос в наших мыслях и даже влияют на то, что мы считаем максимально беспристрастными и логическими выводами.

Склонность к так называемой «мотивированного рассуждения» объясняет, почему существуют группы с таким полярным подходом к явлениям, относительно которых существуют неопровержимые доказательства: изменение климата, вакцинация, место рождения и религиозные убеждения президента США,отравление Ющенко др. Вы надеетесь, что людей убедят факты, а на самом деле они действуют по принципу «факты против моих убеждений? тем хуже для фактов».

Теория мотивированных рассуждений является ключевым способом анализа в современной нейропсихологии.

Рассуждения и умозаключения обычно «заряженные» эмоциями (исследователи называют это «аффектом»). Эти два явления не только не можно разграничить: наше положительное или отрицательное отношение к людям, вещам и идей возникает значительно быстрее, чем рациональные мысли – в течение миллисекунд. Достаточно быстро, чтобы оказаться на электроэнцефалограмме, но не быть воспринятым сознанием.

Ничего удивительного: эволюция требовала от нас очень быстрых реакций на раздражители со стороны окружающей среды. Это «главный инструмент выживания людей», объясняет политолог Артур Лупиа из университета Мичигана. Мы отторгаем «враждебную» информацию и приближаем к себе «дружескую». Мы применяем рефлексы «бить или не бить» не только по хищников, но и в самих данных.

Понятно, что мы руководствуемся не одними только эмоциями – мы также думаем, делаем логические выводы. Но рациональное мышление происходит позже, работает медленнее – и даже в этом случае оно не находится в эмоциональном вакууме. Зато наши быстрые эмоциональные впечатления могут установить такой курс мышления, что является крайне предвзятым, особенно в вопросах, которые мы считаем важными для себя.

Знаменитый график «хоккейная клюшка» дал мощный аргумент сторонникам теории глобального потепления. А когда возникли сомнения в том, что он поддельный, его же подняли на щит уже противники этой теории

Представьте человека, которая услышала о научное открытие, мощно опровергает ее веру в божественное сотворение мира – например, обнаружение новой человекоподобного существа, которое подтверждает эволюционную теорию. Что произойдет дальше – поясняет политолог Чарльз Табер из университета Стоуни Брук: это подсознательная негативная реакция на новую информацию. И эта реакция, в свою очередь, формирует тип воспоминаний и ассоциаций для сознательного рационального мышления. «Люди «порождают» мысли, что соответствуют их предыдущим убеждениям», — говорит Табер, «и это приводит к тому, что они оспаривают и опровергают то, о чем узнали».

Иначе говоря, когда мы думаем, что мыслим логично, на самом деле мы просто подгоняем факты под ту версию, которая не противоречит нашим убеждениям (этот способ рассуждения называется рационализацией — прим.) Можно воспользоваться аналогией, которую предложил психолог из Вирджинского университета Джонатан Хейдт: «Мы думаем, что рассуждаем как ученые, а на самом деле мы думаем, как адвокаты». Наши «рассуждения» — это способ получить заранее определенный результат – то есть, доказать, что мы правы, а они нет. И этот подход буквально пропитан предубеждениям. Например, «доказательственное предубеждение» — мы считаем правдивыми те факты, которые поддерживают нашу версию ситуации. И наоборот, мы с непропорциональной энергией опровергаем те точки зрения, которые не соответствуют нашей точке зрения.

В этой статье много научного сленга, но эти механизмы понятны всем, когда речь идет об отношениях между лицами. Если вы не хотите верить, что ваша жена вам изменяет, или что ваш сын хулиган, вы можете далеко зайти в создании альтернативных объяснений тем вещам, которые очевидны для любого со стороны – особенно для тех, кто не имеет «эмоциональных предубеждений» к этим фактам.

Это не означает, что мы не склонны воспринимать мир объективно.

Просто перед этой объективностью у нас возникают другие задачи – включительно с защитой собственной точки зрения и собственной личности – и они часто заставляют нас оказывать сильное сопротивление изменениям своих убеждений. Несмотря на то, что факты говорят – надо сделать именно так.

Современная наука возникла из желания искоренить эти субъективные недостатки, те, которые выдающийся теоретик науки 17 века Фрэнсис Бэкон назвал «идолами сознания». Даже если отдельные исследователи склонны влюбляться в свои теории, более широкомасштабные процессы оценки этих теорий коллегами и общепринятый скептический подход обеспечивают т, что в конечном итоге остаются только лучшие идеи.

А вот наше личное реагирования на научные выводы – совсем другое дело. Ирония в том, что через попытку исследователей раскрыть столько нюансов и разъяснить столько неопределенных моментов, научные доказательства крайне уязвимы к выборочному прочтению и неправильной интерпретации. Научные данные, восприняты предвзято и избирательно, служат «топливом» для мотивированных соображений.

Многие психологические исследования доказали, что люди реагируют на научные или технические факты в тот способ, который подтверждает их предварительно сформированные представления. В классическом эксперименте 1979 года группы людей, которые поддерживали или выступали против смертной казни, получили два фиктивные научные исследования: одно в пользу того, что смертная казнь уменьшает количество жестоких преступлений и убийств, а другое – против. Они также получили подробную критику обоих исследований – и с научной точки зрения, ни одно из них не было убедительнее другого. Но в любом случае сторонники смертной казни подвергали критике то исследования, чьи выводы не совпадали с их убеждениями. Зато то, что с ними совпадало, описывалось как «более убедительное».

С тех пор подобные результаты были получены в отношении того, как люди реагируют на меры против расовой дискриминации, вопрос права на владение оружием, стереотипы в отношении половых меньшинств. Даже когда участников исследования явно инструктировали быть как можно оценивать доказательства равноценно, они все равно не могли с этим справиться.

И люди не только применяют выборочный подход к научным доказательствам, «отбирая» только то, что поддерживает их позицию. Исследования профессора Дэна Кахана из юридической школы Йеля показывает, что глубоко укоренившиеся убеждения людей относительно того, что является моральным, и какой строй должен быть в обществе, дают возможность четко предсказать, кого они сочтут легитимным научным экспертом тех или иных вопросов. Иначе говоря, люди НЕ считали научное источник достоверным, если его выводы противоречили их глубинным представлениям, а значит, создавали для них риск.

Все это подрывает наше стандартное представление о том, что фактами и доказательствами можно убедить людей. На самом деле «лобовые» попытки изменить чьи-то убеждения порождают обратный эффект – люди не просто не меняют точку зрения, они начинают держаться своих ложных представлений еще упрямее, чем раньше.

Еще одно исследование дает представление о том, что происходит в сознании людей, когда те отвергают попытку их убедить в чем-то.

Социолог из Северо-западного университета Моника Прасад и ее коллеги решили проверить, смогут ли они опровергнуть представление о том, что Саддам Хусейн и Аль Кайда тайно сотрудничали. Это явлення свойственно сторонникам республиканской партии – особенно тем, которые проживают в регионах, где большинство населения поддерживает ее на выборах.

Для большинства американцев Обама — жулик. Почему? Так это же всем известно.

Исследователи обсуждали этот вопрос лично с республиканцами. Они цитировали результаты расследования комиссии по теракту 11 сентября, а также заявление Джорджа Буша, который лично опроверг утверждение своей администрации о том, что нападение 11 сентября был совместно срежиссированный Саддамом и Аль Кайдой.

Как оказалось, даже собственные слова Буша не смогли изменить убеждений тех, кто за Буша голосовал – лишь 1 из 49 участников, который перед тем верил в заговор Саддама и Аль Кайды, стал думать иначе. Абсолютное большинство отказывалась это делать, мотивируя это разными способами: либо выдвигала контраргументы, или просто не хотела это делать.

Вопрос: Комиссия по расследованию теракта 11 сентября не нашла связи между этим событием и Саддамом, и об этом заявил президент Буш. Какие у вас есть комментарии по этим поводам?

Ответ: Я знаю, что Комиссия не получила доказательств этому, но думаю, что мы все равно имеем свою точку зрения, что бы там они не говорили.

Ключевой вопрос – и на него действительно сложно ответить – действительно ли это поведение является «иррациональной». С одной стороны, нет смысла отбросить всю свою предыдущую систему представлений, созданную в течение жизни, только на основе какого-то нового кусочка информации. «Вполне возможно сказать: Я поддерживаю смертную казнь на основе той информации, которую получил в течение своей жизни», — объясняет социопсихолог Джон Кросник. Кроме того, есть вариант, когда «отторжение науки» является крайне рациональным. В определенных консервативных сообществах, объясняет Кехен, люди, которые говорят, что проблема глобального потепления действительно существует, получат своеобразную «черную метку», после чего их жизнь ухудшится.

Объяснением этому является интересный образец поведения, который обнаружили исследователи, когда проверяли ложное представление о том, что президент Обама – мусульманин. Когда вопрос об этом ставил чернокожий исследователь, опрашиваемые, которые в это верили, были более склонны менять свою точку зрения о религиозной принадлежности Обамы. Но когда их спрашивали исключительно белые исследователи, люди, особенно приверженцы республиканцев, сильнее поддерживали этот миф. То есть, они пытались согласовать свою точку зрения с «социальной желательностью» со стороны того, кто их выслушивал.

Ладно – люди тяготеют к информации, которая поддерживает их убеждения, и выбирают такие источники, которые эту информацию им предоставляют.

Так было всегда, правда? Не совсем так. Проблема обостряется из-за того, что люди стали получать больше информации через Фейсбук, сообщения в твиттере (которые лишены деталей или контекста), и от других сравнительно малых сообществ людей, что мыслят одинаково. В этой ситуации наши фундаментальные навыки выживания оказываются не адаптированы к информационной эры.

Более того, Обама — мусульманин. А еще он Хусейн.

Весьма показательный пример, как и почему факты отбрасываются в угоду мотивированном соображению, — это проблема глобального потепления. Относительно этой проблемы, с одной стороны, есть подробная научная информация, а с другой – очень сильные верования. И в случае с США несложно предсказать, как человек относится к этой проблеме – стоит знать, является ли он республиканцем или демократом. Несмотря на то, что научные свидетельства существования проблемы «рукотворного» потепление становились все более недвусмысленными, эти две группы все сильнее и сильнее разграничивались в своих взглядах на нее.

Интересно, что лучший уровень образования никак не меняет ситуации. Напротив, только 19% республиканцев, что закончили колледж, согласились, что планета нагревается вследствие действий человека. Среди людей без высшего образования доля была значительно выше – 31%. Иначе говоря, высшее образование коррелирует с тем, что человек начинает активнее отбрасывать «чужую» информацию.

Как это происходит, объясняют Чарльз Табер и Милтон Лодж: «Малообразованные люди, которым не нравится какое-то явление например, аборты, — будут его просто отрицать. Зато образованные идут на шаг дальше и начинают выдвигать контраргументы». Эти люди такие же предвзятые и эмоционально «заряженные», как и остальные, но они могут генерировать все новые и новые объяснения того, почему они правы. Соответственно, добиться от них изменения убеждений становится еще труднее.

А есть ли случаи, когда «отторжение науки» свойственно политическим левым? Да, это представление о том, что детская вакцинация порождает эпидемии аутизма. Несмотря на то, что в течение последнего десятилетия появились многочисленные эпидемиологические исследования, которые опровергают эту версию, она явно принадлежит к тем верованиям, которые не поддаются опровержению. «Правоверные» настойчиво критикуют любую новую публикацию, которая бросает вызов их представлениям, и даже собирают митинги в поддержку автора версии о «аутизм от вакцинации» Эндрю Уэйкфилда – несмотря на то, что его скандальная статья в авторитетном медицинском журнале «Ланцет» была отозвана, а сам он потерял лицензию на право заниматься медицинской деятельностью.

Но разве этому стоит удивляться?

Подведем итоги: все мы все равно подпадаем под действие того механизма, когда в определенных ситуациях смотрим на них сквозь «черные» или «розовые» очки. Отсюда вопрос – можем ли мы противиться человеческой природе как таковой?

Исходя из того, с какой силой наши предыдущие представления влияют на то, как мы отвечаем на новую информацию, становится понятным одно: если вы хотите, чтобы кто-то признал некий новый факт, позаботьтесь о том, чтобы он получил его в таком контексте, который не вызвал бы у слушателя защитной эмоциональной реакции.

 

Related posts

Комментарии к статье “Убедить человека фактами невозможно. Почему обыватели не верят науке?”

  1. Иван

    Люди действительно бывают разные. Не принимать к сведению или принимать зависит от множества факторов. Согласна, что каждый человек выбирает ту информацию, которая ему интересна. Нагнетание той или иной новости приводит к тому, что многим это надоедает и он уходит от этого. Только ту информацию можно принять , которая проходит через сердце или очень интересна тому или другому человеку. А вообще-то это очень сложный вопрос, очень много аспектов по восприятию того или иного вопроса…

  2. Alex

    Каждый человек имеет свою точку зрения. И с автором тоже не поспоришь. Так как он прав. Но если углубиться в проблему по подробнее, то мы увидим, что в век цифровых технологий нами научились манипулировать. Этому есть очень много фактов, но опять парадокс, этому многие не поверят [ :) ] Современные технологии позволяют внушить человеку чужую мысль так, что он будет думать, что это его (мысль). Исходя из этого — стоит ли удивляться тому. что многих не возможно переубедить фактами. Вопрос напрашивается другой. К чему всё это приведёт???????

  3. Денис

    Статья говорит о том, что фактами убедить людей невозможно. Очень много вранья вокруг. Вначале нас убеждают в одном, потом начинают доказывать другое по этой же теме. Как-то в споре мне один человек сказал, что правда у всех своя. Хотя есть на ту или иную новость неоспоримые факты, Ан нет, оказывается можно все перевернуть с ног на голову. Вот хотя бы сегодня в новостях. Президент «великой» страны Трамп в Польше нес ересть о том, что наша страна во время Великой Отечественной ворйны издевалась над поляками и уничтожала их, как фашисты. Я просто в шоке от такого высказывания…

Оставить комментарий