While the land of the free is the home of the brave*
(Строка из национального гимна США)

Это у нас «выборы, выборы, кандидаты – единоросы», а в Америке и всех ее штатах борьба между двумя равновеликими партиями – Республиканской и Демократической – идет нешуточная. Временами она походит на извечную битву Вампиров и Оборотней или Добра со Злом. Кто на стороне Добра, а кто – зла, решать тебе

По старой доброй традиции
Люди, недовольные английским укладом жизни, постоянными ограничениями и нелепыми традициями, устремились в Америку еще в XVI–XVIII веках. Но, едва обосновавшись на новом месте, они с остервенением начали создавать собственные традиции, подчас не менее нелепые. В итоге более консервативную и зацикленную на вековых ценностях страну, чем «молодые и динамичные» Соединенные Штаты, найти трудно. Одним из примеров этого служит тамошняя избирательная система. Выборы в Штатах – простая, в общем-то, процедура – из-за наслоения американских традиций становится сложной до абсурда. Казалось бы, куда проще – выдвинули партии по своему кандидату, избирком составил списки, народ проголосовал, избирком посчитал, как надо, и – здравствуй, новый президент! Но в США умудрились сделать из выборов такое шоу, что никакому Чурову не снилось. В результате одного из таких шоу в 2000 году республиканец Буш стал президентом, абсолютно официально набрав меньше голосов, чем демократ Гор. Что интересно, без всяких подтасовок! «Как?» – спросишь ты. Избирательной системой кверху!

Не всё кокусу праймериз
Как решить нескольким замечательным политикам, чья очередь сегодня стать лицом партии и кандидатом на должность самого влиятельного человека в мире? Эти кандидаты в кандидаты (не моложе 35 лет, уроженцы США, прожившие в стране не менее 14 лет) вполне могли бы бросить жребий, сыграв в «Камень, ножницы, бумага», и дело с концом. Или хотя бы договориться между собой мирным способом: собравшись на партийном съезде за стаканчиком доброго бурбона, проголосовать в узком кругу товарищей-однопартийцев. Но не тут-то было. Такая система, которая, кстати, в нескольких штатах Америки тоже существует и называется кокусом, просто не соберет кассу. В итоге кому сражаться за президентское кресло с представителем противоположной «группы товарищей», решают предварительные выборы, так называемые праймериз (от англ. primary – «первичный»).
Суть праймериз состоит в том, что, не щадя живота своего, лучшие партийные представители колесят из штата в штат от Аляски до Флориды и стараются понравиться как можно большему числу жителей. В некоторых штатах к голосованию допускаются только члены партии (часто членство можно оформить на месте), в других – все неравнодушные граждане. В том же Вайоминге в 2012 году выбор между Ромни, Полом, Санторумом и Гингричем делали более 2000 человек – не так уж мало для штата с полумиллионным населением.
Ну праймериз так праймериз, что тут сложного, подумали было мы. И жестоко ошиблись. Двух штатов с одинаковыми законами о праймериз попросту не существует. А если учесть, что данные мероприятия проходят не одновременно, то эта история становится не менее мучительным испытанием для человечества, чем мировое турне Вадима Казаченко, например. В итоге после того, как Республиканская и Демократическая партии проведут свои полугодичные туры «Лучшие, любимые и только для вас», оформляется окончательный список кандидатов на общенациональные партийные съезды, где и происходит «коронация» как минимум в вице-президенты.

Лицом к лицам
Когда путем долгоиграющих интриг и заманчивых обещаний, склеивающих уши избирателей, у каждой партии остается по одному выбранному общенациональным съездом кандидату, начинается новый «тур всех звезд», называемый президентской гонкой. Главный республиканец и главный демократ разъезжают по стране, говорят красивые речи, появляются на теледиспутах с регулярностью Урганта на «Первом канале» (сложно поверить, но в США уклониться от теледебатов считается позором) и всячески соблазняют электорат старым дедовским способом – враньем с три короба. В итоге к ноябрю сознательные граждане окончательно определяются с наименьшим злом.
Думаешь, теперь всех ждет нормальное голосование? Все дружно придут в ближайшую школу на дешевый буфет и соревнования по рисованию крестиком? Не-а! Граждане США могут как прийти на избирательные участки, так и не прийти (все больше людей голосуют по почте, а бюллетени присылают им на дом). В бюллетенях стоят имена зарегистрированных кандидатов в президенты (обычно трех, максимум пяти), а также имена других избираемых в этот день персонажей – конгрессменов, сенаторов и кого-нибудь на местном уровне, если срок подошел.
А еще энная группа продвинутых юзеров предпочитает голосовать в Интернете. Так что при наличии определенных хакерских способностей вполне возможно проникнуть в ноутбук техасского рейнджера и проголосовать за ненавистного ему Обаму. Хотя после этого стоит опасаться, что к тебе в самом неожиданном месте подойдут несколько крайне вежливых людей в форме.

Штатная ситуация
Думаешь, теперь все ясно и у кого больше, тот и президент? Ну почти! Все дело в том, что на выборах в США определяется мнение не всей страны в целом, а каждого штата в отдельности. Всех этих 50 родимых территорий и федерального округа Колумбия, где находится столица страны Вашингтон. Мнение большинства жителей штата приравнивается к мнению всего штата (кроме выборщиков от штатов Мэн и Небраска, где допускается разделение голосов). Вот и получается, что выбирают президента отнюдь не жители Америки, а жители ее соединенных штатов. Хотя даже не они (потому и зовется избирательная система США двухступенчатой), а так называемые коллегии выборщиков, которые выражают мнение народа, голосуя по кандидатуре президента и вице-президента на 41-й день после всенародного голосования и на основании его результатов. (Сейчас слово «выборщики» чаще заменяют понятием «электоральные голоса».)
Самое интересное, что число этих доверенных лиц не пропорционально числу избирателей. Например, Калифорния, где живут 33 871 648 человек, имеет 55 выборщиков, то есть на каждого выборщика приходится более 600 тысяч человек, а в маленьком, но гордом горном штате Вайоминг проживает 493 782 граждан, и при этом он имеет 3 выборщиков (по американским законам меньше просто нельзя), то есть одного на 165 тысяч населения. Выходит, что мнение какого-нибудь шахтера Джона Смита почти в четыре раза значимее, чем, например, Джорджа Клуни. Несправедливо? Зато дает возможность учесть интересы малонаселенных штатов.
Но уж и президентом может стать любой, кто сможет влюбить в себя горстку маленьких Нью-Хэмпширов, Коннектикутов, Вермонтов и даже Род-Айлендов, но ненавистный всей бескрайней Калифорнии вместе с Техасом. Так было в 2000-м, когда за Джорджа Буша в Калифорнии отдали свои голоса 4,5 миллиона избирателей (или 41,65%), а за его соперника Альберта Гора – 5,8 миллиона (53,45%). Таким образом, Гор собрал большинство бюллетеней внутри штата и получил все электоральные голоса Калифорнии – тогда их было 54. Но во Флориде Гор набрал 2 912 253 голосов, а Буш – 2 912 790 (разница в 500 голосов), благодаря чему получил все 25 электоральных голосов штата Флорида. Однако были еще и маленькие штаты со своими тремя электоральными голосами, и каждый из них мог решить исход выборов. Так и вышло: в общем Гор собрал 266 электоральных голосов, а Буш – 271 электоральный голос, притом что за Гора проголосовало арифметически больше избирателей в стране.
Мало того, кандидат способен набрать массу голосов избирателей и… не получить ни одного голоса выборщиков. Это происходит потому, что американская избирательная система внутри отдельных штатов работает по принципу «победитель получает все». Что это значит? Допустим, 42% избирателей какого-то штата проголосовали за кандидата от демократов, а 41% – за его конкурента республиканца. Так вот, этот демократ, имеющий перевес всего в 1%, забирает все голоса выборщиков! И даже если разрыв между кандидатами будет не в один процент, а всего в один голос, ситуация не изменится: тот, кому этот голос достался, получит все электоральные голоса. Такая система является настоящей дискриминацией кандидатов, не принадлежащих к основным партиям США. Так, в 1992 году независимый кандидат Росс Перро взял блестящие для «третьей силы» 19% голосов реальных избирателей, но, не одержав победу ни в одном штате, голосов выборщиков так и не получил.
В общем, то, чем занимаются выборщики на 41-й день после всенародного голосования, непонятно даже им самим. По сути, они сообщают в Вашингтон заведомо известные результаты, и президент считается избранным, если он набрал 270 голос выборщиков, которые голосуют так, как наказали им избиратели. (Кстати, все штаты вместе дают 538 электоральных голосов). Ну разве не прелесть?

Слон или осел: ху из ху?
Даже среди политиков мало кто представляет себе, чем различаются Республиканская и Демократическая партии. Проигравший отбор от Республиканской партии Рон Пол, к примеру, вообще не видит разницы между двумя главными силами Америки. Он как-то заявил: «Демократическая и Республиканская партии движутся похожим курсом, не собираясь ни менять внешнюю политику, ни сокращать расходы, ни расследовать деятельность Федерального резерва и вообще заниматься монетарными вопросами, ни проводить ротацию правительственных кадров». Заявил и отказался поддерживать своего однопартийца Митта Ромни.
Тем более трудно разбираться в различиях из-за того, что за годы своего существования обе партии изменились не больше, чем «Единая Россия» или КПРФ. Когда верный марксист идет в храм молиться (не исключено, что за торжество атеизма) – это смешно. Когда республиканец начинает выяснять, кто с кем спит (критика однополых браков), и возмущаться последствиями (борьба с абортами) – это удивительно.
На словах основа идеологии республиканцев, которых когда-то объединил великий Линкольн для противостояния рабству,– минимальное вмешательство государства в жизнь простых людей. Главный республиканский принцип можно сформулировать так: «Дайте людям самим разбираться в своих делах, не мешайте им!» В чужой бизнес республиканцы и правда не особенно лезут, зато в постели избирателей – с большой охотой.
Демократы же, начинавшие как партия толстосумов-рабовладельцев, успокаивают граждан: «Государство решит ваши проблемы, не мешайте ему!» Под этими словами мог бы подписаться и президент России. А вот деловой мир США отнюдь не в восторге от стремления демократов контролировать все бизнес-операции и взимать с них повышенные налоги.
Единственная серьезная разница символична. Вернее, она заключается в символах. Эмблема республиканцев – слон, знаменующий мощь, а демократов – осел, олицетворяющий упорство. Слоны, кстати, в США не водятся, чего не сказать об упрямых непарнокопытных. На этом принципиальные различия и кончаются.

Финальная сцена.
Те же и другие
«Да что это вы все о республиканцах и демократах? Неужели нет чего-нибудь либерально-экзотического?» – спросит заскучавшая публика. Где коммунисты, любители пива, женщин, мужчин, водолазов и енотов? Где партийная ячейка южного отделения Ку-клукс-клана, наконец? Спешим порадовать: в Штатах есть все. Как в Греции. Даже кризис. Но сейчас не об этом.
В США на федеральном уровне зарегистрировано 38 партий. От социалистов с коммунистами до Американской нацистской партии, партии «Марихуана» и Пиратской партии. Крупнейшими же являются предсказуемо скучные: Конституционная, Либертарианская и Партия «зеленых». Первые две, консервативные, отщипывают голоса у республиканцев, третья, левая,– у демократов. Забавно, что основной электорат всех трех – жители Калифорнии. Теперь наконец понятно, почему мнение упомянутого уже шахтера Джона Смита важнее точки зрения любой голливудской звезды.
За третьи партии или независимых кандидатов в США голосуют только из озорства или протеста, как россияне за Прохорова или ЛДПР. В итоге эти голоса уходят в никуда. Уже 160 лет на президентских выборах побеждают только республиканцы и демократы, и конца этой стабильности не видно.
Вот такую несовместимую со здравым смыслом систему выборов имеют граждане США. И не жалуются. Видимо, понимая, что заслуживают! Радует их уже хотя бы то, что самый влиятельный человек на планете выбирается не через вбросы бюллетеней и разгон оппозиции. А безумец, который решит в обозримом будущем включить в предвыборную программу упрощение процедуры выборов, будет либо заклеймен позором как посягнувший на вечные американские ценности, либо уличен в симпатиях к евроазиатским тоталитарным режимам.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Лихо закручено конечно, но зато не как у всех. Но и тем не менее определенная логика в этом есть — когда учитывается мнение малонаселенных штатов со своими особенностями.
    Кстати автор не упомянул, что на крайних выборах президента США произошла снова такая же ситуация, когда Дональд Трамп набрал меньшее количество голосов, но опередил Хиллари Клинтон , которая по общему числу проголосовавших набрала на 3 млн голосов больше. Но видимо американцы уже этому казусу не удивляются.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here